Эмоциональный интеллект определение

Эмоциональный интеллект

Эмоциональный интеллект

Полагаем необходимым в нашем курсе дифференциальной психологии установить и вполне нынче известное понятие эмоциональный интеллект, ибо заметна его роль не только в понимании нашего различия друг от друга, но и в общем осознании собственных эмоций.

Оглавление:

Эмоциональный интеллект (англ. Emotional intelligence) — психологическая концепция, возникшая в 1990 г.. и введенная в научный обиход американскими учеными П. Салоувеем и Дж. Майером. На данный момент существует несколько концепций эмоционального интеллекта и единой точки зрения на содержание этого понятия нет.

Эмоциональный интеллект — по определению Майера и Салоувея — группа ментальных способностей, которые стимулируют осознание и понимание собственных эмоций и эмоций окружающих. Этот подход, считающийся наиболее ортодоксальным, получил название модели способностей.

В рамках модели способностей выделяются следующие иерархически организованные способности, составляющие эмоциональный интеллект:

  • восприятие и выражение эмоций;
  • повышение эффективности мышления с помощью эмоций;
  • понимание своих и чужих эмоций;
  • управление эмоциями.

Эта иерархия основывается наследующих принципах.

Способности распознавать и выражать эмоции — основа порождения эмоций дня решения конкретных задач, носящих процедурный характер. Эти два класса способностей (распознавать и выражать эмоции и использовать их в решении задач) являются основой для внешне проявляемой способности к пониманию событий, предшествующих эмоциям и следующих за ними. Все вышеописанные способности необходимы для внутренней регуляции собственных эмоциональных состояний и успешных воздействий на внешнюю среду, приводящих к регуляции не только собственных, но и чужих эмоций.

Следует отметить, что эмоциональный интеллект в этой концепции считается подсистемой социального интеллекта.

Сторонники модели способностей исследуют эмоциональный интеллект, используя различные тестовые методики решения задач. Наиболее разработанная и сложная методика — MSCEIT. В каждой задаче, решение которой отражает развитие одною из четырех вышеупомянутых компонентов эмоционального интеллекта, имеется несколько вариантов ответа, и испытуемый должен выбрать один из них. Подсчет баллов можно проводить несколькими способами — основываясь на консенсусе (балл за отдельный вариант ответа соотносится с процентом репрезентативной выборки, выбравшей тот же вариант) или на экспертных оценках (балл соотносится с долей относительно небольшой выборки экспертов, выбравших тот же ответ).

Теперь о смешанной модели эмоционального интеллекта.

По мнению американского психолога Д. Гоулмана, эмоциональный интеллект — это способность человека истолковывать собственные эмоции и эмоции окружающих, с тем чтобы использовать полученную информацию для реализации собственных целей. Выделяются четыре главных составляющих эмоционального интеллекта (EQ):

Фактически одно из самых значительных продвижений в изучении эмоциональной культуры произошло в 1980 г., когда психологи Рэйвен и Бар-Он начали свою работу в этой области.

Понятие эмоционального интеллекта часто встречается в литературе, посвященной проблеме эффективного лидерства. Вышеупомянутый Д. Гоулман выделяет пятую составляющую: мотивация.

Все специалисты по эмоциональному интеллекту, говоря о наших различиях в этом аспекте, выделяют и биологические предпосылки его:

  • уровень EQ родителей;
  • правополушарный тип мышления:
  • свойства темперамента.

И социальные предпосылки развития:

  • синтония (эмоциональная реакция окружения на действия ребенка);
  • степень развития самосознания;
  • уверенность в эмоциональной компетентности;
  • уровень образования родителей и семейный доход;
  • эмоционально благополучные отношения между родителями;
  • андрогинность (самоконтроль и выдержка у девочек, эмпатия и нежные чувства у мальчиков);
  • внешний локус контроля;
  • религиозность.

Таким образом, структура эмоционального интеллекта выглядит так:

  • осознанная регуляция эмоций;
  • понимание (осмысление) эмоций;
  • различение и выражение эмоций;
  • использование эмоций в мыслительной активности.

Эмоциональный интеллект, его структура и методы измерения

Понятие эмоционального интеллекта (ЭИ) молодое – оно было введено лишь около 25 лет назад в психологии Джоном Майером и Питером Сэловеем и имело определение способности «отслеживать собственные и чужие чувства и эмоции, различать их и использовать эту информацию для направления мышления и действий» [Salovey, Mayer, 1990, p.189], однако оно имеет более глубокие корни, уходящие в разработку идеи социального интеллекта Э. Торндайком [Thorndike, 1920], Дж. Гилфордом [Guilford, 1967], Г. Айзенком [Айзенк, 1995], а так же Х. Гарднером [Gardner, 1983], который в рамках своей теории множественного интеллекта вывел среди семи интеллектуальных способностей – внутриличностный и межличностный интеллект, которые описал как способность распознавать и проводить различия между собственными чувствами, намерениями и мотивами, а так же чувствами, намерениями и мотивами других людей, – что, как мы можем заметить, очень похоже на современное определение эмоционального интеллекта.

Считается, что эмоциональная информация обрабатывается иначе, чем чисто познавательная информация [Zajonc, 1980; Gardner,1983; LeDoux, 1991; Mayer, Salovey, 1993] и в этом смысле эмоциональный интеллект отличается от академического или общего интеллекта. Хорошее понимание собственных эмоциональных процессов и управление ими может иметь далеко идущие последствия для социального функционирования и качества жизни личности, и быть более значимо в успешной адаптации к социальному миру, чем традиционный IQ [Гоулман, 2016]. При этом нужно понимать, что эмоциональный интеллект не содержит такие когнитивные компоненты, как знание социальных норм [Kosmitzki, 1993] или социальных знаний [Bye, Jussim, 1993; Wong et. al 1995], или же умений и навыков интерпретации социальных норм [Riggio, Messamer, Throckmorton, 1991].

Находясь в столь относительно ранней стадии теоретической разработки, описательное знание эмоционального интеллектуального конструкта полезно, как для концептуальной доработки, так и для клинического применения.

Первая модель эмоционального интеллекта (когнитивных способностей), представленная Д. Майером и П. Сэловеем, представляла собой сложный конструкт из трех основных способностей, их компонентов и субкомпонентов:

Идентификация и выражение эмоций

Использование эмоциональной информации в мышлении и деятельности

Позже, данная модель была доработана Д. Майером и П. Сэловеем, что будет разобрано и описано чуть более подробно ниже.

В 1995 году Дэниел Гоулман, американский психолог и научный журналист «Нью-Йорк таймс» издал книгу об эмоциональном интеллекте, привлекшей внимание широкой общественности и ставшей, в последующем, бестселлером. В понимании Д. Гоулмана, эмоциональный интеллект — это «способность выработать для себя мотивацию и настойчиво стремиться к достижению цели, несмотря на провалы, сдерживать порывы, контролировать свои настроения и не давать страданию лишить себя возможности думать, сопереживать и надеяться» [Гоулман, 2016, стр.74], что привносит в понятие эмоционального интеллекта компонент личностных характеристик, противоречащий модели когнитивных способностей Д. Майера и П. Сэловея. Не смотря на общую привлекательность и понятность идей Д. Гоулмана, из-за его громких заявлений и отсутствия эмпирических подтверждений выдвигаемой теории, мы вынуждены относиться в научном психологическом сообществе к данной модели весьма скептично.

В 1997 году появилась альтернативная модель эмоционального интеллекта, выдвигаемая Ревеном Бар-Оном и предлагающая очень широкую трактовку понятия ЭИ, как совокупности всех не когнитивных способностей, знаний и компетентностей, дающих человеку возможность успешно справляться с различными жизненными ситуациями [Bar-On, 1997]. В данной модели были выделены пять основных компонентов эмоционального интеллекта (сфер компетентности) и пятнадцать подкомпонентов, представленных в таблице ниже:

Компонент сферы компетентности

Осознание своих эмоций

Уверенность в себе

Навыки межличностного общения

Навыки межличностного общения

Способность к адаптации

Связь с реальностью

Управление стрессовыми ситуациями

Устойчивость к стрессу

Контроль за импульсивностью

Так же Р. Бар-Оном был разработан самоотчетный опросник для измерения эмоционального интеллекта, имеющий название EQ-i (Bar–On Emotional Quotient Inventory) и состоящий из 132 утверждений и 15 шкал, выводимых из структуры его модели эмоционального интеллекта. Среди главных недостатков данной модели, как и самой методитики измерения, является то, что основанием для предложенной модели является профессиональный опыт автора и анализ литературы, но не какие-либо эмпирические данные, которые могли бы подтвердить правомерность выделения именно этих субкомпонентов, а также то, что данная модель вообще не имеет прямого отношения к интеллекту и, следовательно, не в состоянии отразить суть самого понятия эмоционального интеллекта.

Активное развитие концепции эмоционального интеллекта, начавшееся с модели когнитивных способностей, связанных с переработкой эмоциональной информации, с популяризацией резко сдвинулось в сторону усиления значения личностных характеристик в структуре эмоционального интеллекта, а появившиеся разнообразие трактовок, изучаемого нами понятия, привело к необходимости создания классификации подходов (моделей) в изучении EQ. В 1999 году Д. Мэйер, Д. Карузо и П. Сэловей разделили научные подходы по изучению эмоционального интеллекта на модель способностей (например: Д. Мэйер и П.Сэловей) и смешанную модель (например: Р. Бар-Он, Д. Гоулман) [Mayer et al., 1999]. Особенность данной классификации заключается в том, что представители модели способностей традиционно используют тесты с заданиями, имеющими правильные или неверные ответы для измерения эмоционального интеллекта, в то время как представители смешанной модели используют самоотчетные опросники, включающие в себя измерение как когнитивных способностей (а иногда и вовсе не включают), так и личностных и мотивационных черт.

К 2004 году Д. Мэйер и П. Сэловей окончательно доработали свою модель способностей эмоционального интеллекта, в результате чего было выделено в отдельную способность понимание и анализ эмоциональной информации, а в способности регулировать эмоции были выведены новые компоненты: открытость чувствам, наблюдение и рефлексия эмоций, управление эмоциями у себя и у окружающих, способность включать, пролонгировать и останавливать эмоциональные состояния в зависимости от их информативности или полезности, все то, что не было указано ранее:

Понятие эмоционального интеллекта

Проблема эмоциональной культуры человека оставалась актуальной на протяжении всей истории человеческого общества.

Современные философы вслед за мыслителями древности подчеркивают актуальность проблемы развития эмоциональной компетентности — открытости человека своим эмоциональным переживаниям, связывая ее возможности с гармоничным взаимодействием сердца и разума, аффекта и интеллекта.

В отечественной психологии идея единства аффекта и интеллекта нашла свое отражение в трудах Л.С. Выготского, С.Л. Рубинштейна, А.Н. Леонтьева. Л.С. Выготский пришел к выводу о существовании динамической смысловой системы, представляющей собой единство аффективных и интеллектуальных процессов: «Как известно, отрыв интеллектуальной стороны нашего сознания от его аффективной, волевой стороны представляет один из основных и коренных пороков всей традиционной психологии. Мышление при этом неизбежно превращается в автономное течение себя мыслящих мыслей, оно отрывается от всей полноты живой жизни. » [4, 158]. Единство аффекта и интеллекта, по мнению классика психологии, обнаруживается, во-первых, во взаимосвязи и взаимовлиянии этих сторон психики на всех ступенях развития, во-вторых, в том, что эта связь является динамической, причем всякой ступени в развитии мышления соответствует своя ступень в развитии аффекта.

Однако намеченные Л.С. Выготским подходы к пониманию единства аффекта и интеллекта в процессе развития человека пока не получили должной разработки. В подтверждение этого можно привести слова Д.Б. Эльконина о том, что до настоящего времени существенным недостатком рассмотрения психического развития ребенка является разрыв между процессами умственного развития и развития личности (в том числе и эмоционального) [7, 26].

В современном обществе проблема компетентности в понимании и выражении эмоций стоит достаточно остро, поскольку в нем искусственно насаждается культ рационального отношения к жизни, воплощенный в образе некоего эталона — несгибаемого и как бы лишенного эмоций супермена. В то же время К.Д. Ушинский, подчеркивая социальный смысл эмоций, отмечал, что общество, заботящееся об образовании ума, совершает большой промах, ибо человек более человек в том, как он чувствует, чем как он думает [10, 132]. Действительно, культ рациональности и высокий образовательный ценз непосредственно не обеспечивают гуманистическое мировоззрение и эмоциональную культуру человека.

Известно, что запрет на эмоции ведет к их вытеснению из сознания; в свою очередь, невозможность психологической переработки эмоций способствует разрастанию их физиологического компонента. В современном цивилизованном обществе постоянно растет число людей, страдающих неврозами. С особой силой и отчетливостью эмоциональные проблемы проявляются у людей с пониженным уровнем самоконтроля. Выйдя из-под контроля сознания, эмоции препятствуют осуществлению намерений, нарушают межличностные отношения, не позволяют надлежащим образом выполнять служебные и семейные обязанности, затрудняют отдых и ухудшают здоровье.

Решению проблемы эмоциональных и психосоматических расстройств могла бы способствовать целенаправленная работа по развитию эмоциональной мудрости, той способности, которая в современных зарубежных и отечественных исследованиях называется эмоциональным интеллектом.

Критики концепции эмоционального интеллекта приводят для обоснования своей позиции следующие аргументы. Во-первых, «интеллект» в данном случае является неуместной, вводящей в заблуждение метафорой, которую, для более точного выражения сути обсуждаемого феномена, следует заменить термином «компетентность»; во-вторых, интеллект определяется как способность, а никаких сколько-нибудь уникальных способностей, связанных с эмоциями, не существует; в-третьих, в представлениях об эмоциональном интеллекте эмоции подменяются интеллектом.

В самом деле, у внимательного читателя может возникнуть вопрос: не является ли термин «эмоциональный интеллект» противоречивым? Это так, если, согласно определенной традиции западной мысли, эмоции представляются как вмешательство, настолько дезорганизующее и разрушающее умственную активность, что их нужно контролировать. К. Юнг определял эмоции как сильное беспокойство, охватывающее индивида в целом. Современные сторонники данного подхода описывают эмоции как спонтанную реакцию, главным образом внутреннюю, возникающую в результате нарушений аффективного регулирования. Они рассматривают эмоции в чистом виде как феномен, обусловленный полной потерей интеллектуального контроля и не содержащий в себе и следа сознательной цели. В рамках указанного подхода Р.С. Вудворт предположил, что в состав шкал для измерения IQ следует включать тесты, демонстрирующие, что человек не проявляет страха, гнева, неприятия или любопытства по отношению к тем вещам, которые возбуждают данные эмоции у ребенка [2, 79].

По-видимому, в соответствии с этой традицией в отечественной психологии эмоциональный интеллект иногда понимается как некий дефектный компонент мыслительного процесса, снижающий объективность познания. Зачастую отечественные исследователи ограничиваются лишь констатацией наличия данного понятия ([15, 22]), не определяя его, не выделяя четко его структурные компоненты, что, возможно, связано как с семантической неоднозначностью понятия, так и с вытекающими отсюда проблемами операционализации эмоционального интеллекта.

В противоположность изложенной выше точке зрения в ряде современных зарубежных и отечественных теорий эмоция рассматривается как особый тип знания [15, 23]. Психологи, принадлежащие к этому направлению, рассматривают эмоции как упорядоченную реакцию, которая с целью адаптации фокусирует когнитивную активность и последующие действия. Так, Р.У. Липер предположил, что эмоции являются первоначальными мотивирующими факторами, поскольку эмоциональные процессы позволяют побуждать активность, поддерживать ее и управлять ею. Действительно, слово «эмоция» произошло от латинского глагола emovare, что означает «двигаться» [9, 115]. Эмоция — это средство, с помощью которого взаимодействуют тело и разум, они постоянно изменяются и «перемещаются»: e-motion (э-моция). Так, если мы полностью функциональны и благополучны, эмоции позитивны, если нет — они «перемещаются» к негативному полюсу.

Дж. Мейер и П. Сэловей определяют эмоции как упорядоченные реакции, пересекающие границы многих психологических подсистем, включая физиологическую, когнитивную, мотивационную, эмпирическую (связанную с опытом). Это адаптивные реакции, которые могут потенциально быть причиной трансформации персонального и социального взаимодействия в обогащение опыта [2, 81].

Наиболее распространенным определением интеллекта является определение Д. Векслера: интеллект — это совокупность способностей, или глобальная способность индивида действовать целеустремленно, мыслить рационально и эффективно общаться с окружением. По мнению Дж. Мейера, такое определение настолько расширено, что располагает к ограничению понятия.

Согласно представлениям Х. Гарднера о множественном интеллекте, данное психическое явление включает широкий круг способностей [2, 82]. Модель интеллекта структурирует организацию этого пространства. Модель Х. Гарднера включает семь основных подвидов (форм) интеллекта, среди которых, наряду с традиционными вербальным и логико-математическим, присутствуют пространственный, музыкальный, телесно-кинестетический, межличностный (interpersonal) и внутриличностный (intrapersonal) интеллект. Межличностный интеллект, в свою очередь, включает способность наблюдать чувства других и использовать эти знания для прогнозирования их поведения. Один из аспектов личностного интеллекта также связан с чувствами и очень близок к тому, что Дж. Мейер, П. Сэловей и Д. Карузо называют эмоциональным интеллектом.

Одним из выделяемых Х. Гарднером типов интеллекта является социальный интеллект, определяемый как способность понимать людей и управлять ими. В исследованиях было установлено, что социальный интеллект может быть отделен от общих академических способностей.

Эмоциональный интеллект рассматривается как подструктура социального интеллекта, которая включает способность наблюдать собственные эмоции и эмоции других людей, различать их и использовать эту информацию для управления мышлением и действиями.

Итак, эмоциональный интеллект не содержит в себе общие представления о себе и оценку других. Он фокусирует внимание на познании и использовании собственных и эмоциональных состояний и эмоций окружающих для решения проблем и регуляции поведения.

В соответствии с описанными выше подходами к пониманию эмоций (особый тип знания) и интеллекта (совокупность взаимосвязанных друг с другом умственных способностей) понятие «эмоциональный интеллект» определяется как:

* способность действовать с внутренней средой своих чувств и желаний;

* способность понимать отношения личности, репрезентируемые в эмоциях, и управлять эмоциональной сферой на основе интеллектуального анализа и синтеза;

* способность эффективно контролировать эмоции и использовать их для улучшения мышления;

* совокупность эмоциональных, личных и социальных способностей, которые оказывают влияние на общую способность эффективно справляться с требованиями и давлением окружающей среды;

Обобщая данные определения, можно отметить, что индивиды с высоким уровнем развития эмоционального интеллекта обладают выраженными способностями к пониманию собственных эмоций и эмоций других людей, а также к управлению эмоциональной сферой, что обусловливает более высокую адаптивность и эффективность в общении.

В отличие от абстрактного и конкретного интеллекта, которые отражают закономерности внешнего мира, эмоциональный интеллект отражает внутренний мир и его связи с поведением личности и взаимодействием с реальностью. Конечный продукт эмоционального интеллекта — принятие решений на основе отражения и осмысления эмоций, которые являются дифференцированной оценкой событий, имеющих личностный смысл. В конечном счете, эмоциональный интеллект лежит в основе эмоциональной саморегуляции.

Первые публикации по проблеме эмоционального интеллекта принадлежат Дж. Мейер у и П. Сэловею, которые предложили первое определение эмоционального интеллекта и показали, что его можно измерить. Весьма популярная на Западе книга Д. Гоулмана «Эмоциональный интеллект» вышла только в 1995 г.

Согласно представлениям авторов оригинальной концепции эмоционального интеллекта Дж. Мейера, П. Сэловея, Д. Карузо, эмоциональный интеллект — это группа ментальных способностей, которые способствуют осознанию и пониманию собственных эмоций и эмоций окружающих. Структура эмоционального интеллекта, предложенная Дж. Мейером, П. Сэловеем, Д. Карузо в 1990 г. такова:

— Оценка и выражение эмоций: собственных (вербальное или невербальное); других людей (невербальное восприятие или эмпатия).

— Регуляция эмоций: собственных; других людей.

— Использование эмоций: гибкое планирование; творческое мышление; переключение внимания; мотивация.

В дальнейшем эта структура была доработана. В настоящее время она включает четыре компонента, которые в совокупности описывают четыре сферы эмоциональных умственных способностей, а именно способности:

* безошибочно различать собственные эмоции и эмоции других людей;

* использовать эмоции для повышения эффективности мыслительной деятельности;

* понимать значение эмоций;

* управлять эмоциями [2, 84].

Согласно усовершенствованной модели, эмоциональный интеллект включает в себя следующие ментальные способности:

* осознанная регуляция эмоций;

* понимание (осмысление) эмоций;

* ассимиляция эмоций в мышлении;

* различение и выражение эмоций.

Кратко охарактеризуем структурные компоненты эмоционального интеллекта и их значение в процессе межличностного взаимодействия.

Осознанная регуляция эмоций. Эмоциями невозможно управлять прямо, однако это можно сделать опосредствованно: через объект, потребность, знак. Начальный момент управления чувством — это расщепление монолитного недифференцированного аффекта (Я-чувство) на субъекта и его чувство, точнее говоря, это вычленение чувства в качестве отдельного объекта, а не свойства внешнего мира («Я испытываю страх, удовольствие», а не «Мир страшен либо приятен») [12, 8].

Следующий этап управления эмоциями состоит в расширении или ограничении потока эмоциональной информации, к примеру, с помощью контролирующих мыслей. Так, защитная, ограничивающая эмоциональный опыт стратегия сопровождается мыслями типа «Не думай об этом», «Это не заслуживает моего внимания», «Я не реагирую» и т.п. Напротив, такие мысли, как «Узнай об этом побольше», «Открой себя для этого чувства» и пр. свидетельствуют об открытости сознания для потока эмоциональных переживаний. Установлено, что в этом случае люди способны сопереживать другим, понимать глубину их чувств, т.е. проявлять эмпатию в большей степени, чем тогда, когда механизм управления эмоциональным опытом действует в направлении его ограничения.

Хотя многие аспекты регуляции настроения возникают автоматически, определенный метаопыт эмоциональных состояний осознается, и он открыт для исследования. Метаопыт переживания настроений, сложившийся как результат обобщения многих ситуаций (какие настроения типичны, какие нет; какие настроения понимаемы, какие нет), снабжает человека данными для построения имплицитной теории о тех ситуациях, которые могут вызвать определенные настроения. Дж. Мейер приводит следующий пример: если во время танцев, к примеру, возникло приятное настроение, то в будущем танец с кем-либо может вызвать такое же настроение снова [2, 85].

Можно регулировать настроение, ассоциируя себя с определенными людьми. Так, отождествляя себя с людьми, достигшими успеха в значимой для нас области, мы можем управлять негативными эмоциональными состояниями, такими как зависть. Человек стремится поддерживать позитивные настроения и избегать негативных, «подкрепляясь» информацией, которая способствует позитивным представлениям о себе. Кроме того, индивид может активно действовать на пользу другим для того, чтобы справиться с собственными негативными эмоциями. Эта «помощь в негативном эмоциональном состоянии» рассматривается как мотив альтруистического поведения. Метаопыт настроения может воздействовать на выбор эмоциональных состояний через позитивное увеличение общего внутреннего опыта.

Постоянное сдерживание эмоций, как известно, способствует возникновению различных заболеваний, однако бесконтрольность эмоциональной экспрессии затрудняет межличностное общение. Кроме того, ограничивающая стратегия, вероятно, играет важную роль в создании необходимой мотивации, сдерживании импульсивного поведения.

Степень эмоциональной экспрессивности влияет на качество межличностных отношений. Так, чрезмерная сдержанность приводит к тому, что человек воспринимается как холодный, равнодушный, высокомерный, что вызывает у окружающих удивление или неприязнь.

Понимание (осмысление) эмоций. Переживание эмоции и ее называние (определение) являются различными феноменами, которые могут быть эмпирически разведены, что имеет важное значение для эмоционального опыта субъекта и для его поведения. Называние (определение) эмоции рассматривается как результат конструктивных процессов, которые трансформируют перцептивные переживания во внутренний опыт, модифицируя их. В связи с этим можно привести три основные функции называния эмоций: закрепление опыта, межличностная коммуникация, эмоциональная экспрессия [13, 64].

Различение и выражение эмоций. Различение эмоций связано с возможностями их выражения. С эволюционной точки зрения важно, чтобы люди имели возможность дифференцировать не только собственные эмоции, но и эмоции окружающих. Такие перцептивные способности обеспечивали успешную межличностную кооперацию.

Овладение языком эмоций требует усвоения общепринятых в данной культуре форм их выражения, а также понимания индивидуальных проявлений эмоций у людей, с которыми человек живет и работает. Однако различать эмоции труднее, чем их выражать. Различение эмоций связано также с уровнем развития эмпатии. Согласно К. Роджерсу, эмпатический способ общения с другой личностью имеет несколько граней. Он подразумевает вхождение в личный мир другого и пребывание в нем «как дома», постоянную чувствительность к меняющимся переживаниям партнера по общению. Это похоже на ситуацию, когда человек как бы временно живет другой жизнью, деликатно пребывает в ней без оценивания и осуждения, воспринимая то, что другой едва осознает. Однако при этом отсутствуют попытки вскрыть неосознаваемые чувства, поскольку они могут оказаться травмирующими. Быть эмпатичным означает быть ответственным, активным, сильным и в то же время — тонким и чутким.

Исследователи эмпатии отмечают ее зависимость от вспомогательных способностей, сходных с оценкой и выражением эмоций: умением понять точку зрения другого человека, точно идентифицировать эмоции других, испытывать те или иные соответствующие эмоции в ответ на эмоции других, общаться или действовать на основе этого внутреннего опыта.

Ассимиляция эмоций в мышлении (использование эмоций для повышения качества мыслительной активности), понимание единства рационального и эмоционального подтверждается данными клинических экспериментов, согласно которым осуществление эффективного или удовлетворительного процесса принятия решения невозможно, если мысль лишена эмоционального подкрепления. Можно предположить наличие в структуре эмоционального интеллекта эмоций, мотивирующих когнитивную деятельность, которая связана с эмоциональной сферой, точнее, с распознаванием, выражением, пониманием эмоций.

Эмоциональный интеллект не является чем-то кардинально отличным от того, что измеряется посредством IQ. Это также ментальная способность, при помощи которой, однако, осуществляется переработка особого типа информации — информации эмоциональной. Однако IQ и EQ — два различных фактора жизненных достижений. Замечено, что люди с высоким IQ, но невысоким EQ часто не в полной мере используют свой потенциал и теряют шансы на успех потому, что мыслят, взаимодействуют и общаются неконструктивно.

Эмоциональный интеллект

Еще в конце 30-х годов прошлого столетия Роберт Торндайк выдвинул концепцию «социального интеллекта». Однако, работы этих авторов долгое время не получали развития. И только в 1983 году Ховард Гарднер (автор одной из современных концепций интеллекта) заявил о «множественном интеллекте». Х. Гарднер выделил семь форм интеллекта:

  • Логико-математический;
  • Вербальный (лингвистический);
  • Визуально-пространственный;
  • Телесно-кинестический;
  • Музыкальный;
  • Межличностный (эмоциональный);
  • Духовный (экзистенциальный).

Х. Гарднер считал, что межличностный (эмоциональный) интеллект и духовный (экзистенциальный) интеллект также важны, как и традиционно измеряемый IQ (вербальный и логико-математический).

Концепция интеллекта Х. Гарднера стала основой для создания Джоном Майером из Университета Нью-Гэмпшира и Питером Сэловеем из Йельского университета понятия а, позднее и первой модели эмоционального интеллекта.
  • способности к идентификации и выражению эмоций;
  • способности к регуляции эмоций;
  • способности к использованию эмоциональной информации в мышлении и деятельности.

Первый тип способностей делится на 2 компонента:

2. Направлен на эмоции другихлюдей (в него включены субкомпоненты невербального восприятия и эмпатия).

1. Направлен на регуляцию своих эмоций;

2. Направлен на регуляцию эмоций других людей.

2. Творческое мышление;

3. Перенаправленное внимание;

2. Осмысление эмоций (понимание комплексов эмоций, связей между эмоциями, причины возникновения эмоций, вербальную информацию об эмоциях);

3. Ассимиляция эмоций в мышлении (использование эмоций для направления внимания на важные события, способность вызывать эмоции, способствующие решению зада);

4. Управление эмоциями (снижение интенсивности отрицательных эмоций, решение эмоционально нагруженных задач без подавления связанных с ними отрицательных эмоций).

  • Самосознание;
  • Самоконтроль;
  • Социальное понимание;
  • Управление взаимоотношениями.

Важно отметить, что эта структура имеет отличия применительно к различным категориям людей.

2. Самоконтроль (контроль эмоций, открытость, адаптивность, воля к победе, инициативность, оптимизм).

Управление отношениями (воодушевление, влияние, помощь в самосовершенствовании, содействие изменениям, урегулирование конфликтов, укрепление личных взаимоотношений, командная работа и сотрудничество).

Как видно, среди составляющих эмоционального интеллекта, которые выделяет Гоулман, есть не только эмоциональные способности, но и социальные навыки, волевые качества личности, а также характеристики самосознания.

  • Самоанализ;
  • Ассертивность;
  • Самооценка;
  • Самоактуализация;
  • Независимость.

Сфера межличностных отношений

  • Эмпатия;
  • Межличностные отношения;
  • Социальная ответственность;

Сфера адаптивности

  • Гибкость
  • Решение проблем
  • Оценка действительности

Сфера управления стрессом

  • Стрессоустойчивость
  • Контроль импульсивности

Сфера общего настроения

  • Удовлетворенность жизнью
  • Оптимизм

Отечественных исследователей тоже интересует тема эмоционального интеллекта, которая разрабатывается такими авторами как Д.В. Люсин, И.И. Андреева, Д.В. Ушаков, Е.А. Сергиенко, О.В. Белоконь и многих других.

Психолог Д.В. Люсин в 2004 году предложил новую модель эмоционального интеллекта. Автор определяет эмоциональный интеллект как способность (совокупность способностей) к понимаю своих и чужих эмоций и управлению ими.

  • Может распознать эмоцию;
  • Может идентифицировать эмоцию и вербализовать ее;
  • Понимает причины возникновения данной эмоции, и следствия, к которым она приведет.

Способность к управлению эмоциями, может быть направлена на свои эмоции и эмоции других людей и означает, что человек:

  • Может контролировать интенсивность эмоций;
  • Может регулировать внешнее выражение эмоций;
  • При необходимости может произвольно вызвать ту или иную эмоцию.

Способность к пониманию и управлению эмоциями, по мнению Д.В. Люсина, непосредственно связана с общей личностной направленностью на сферу эмоций, склонностью к анализу психологических причин поведения, с ценностями определяемыми эмоциональными переживаниями.

2. Представления об эмоциях (как о ценном и важном источнике информации);

3. Особенности эмоциональности (эмоциональная устойчивость и эмоциональная чувствительность).

На основе анализа вышеуказанных теорий эмоционального интеллекта можно определить ЭИ как совокупность эмоциональных и когнитивных способностей личности к ее социально-психологической адаптации.

Эмоциональный интеллект: история вопроса

В последнее время термин emotional intelligence — эмоциональный интеллект — пользуется все возрастающей популярностью, но в науке по-прежнему не существует четкого определения этого понятия. Впервые обозначение EQ — emotional quotinent, коэффициент эмоциональности, по аналогии с IQ — коэффициентом интеллекта — ввел в 1985 году клинический физиолог Рувен Бар-Он. В 1990 году Джон Мэйер и Питер Саловей ввели понятие «эмоционального интеллекта». Вместе с Дэниэлом Гоулманом, наиболее известным в нашей стране, эти ученые составляют «тройку лидеров» в исследованиях эмоционального интеллекта. Общее же количество ученых, занимающееся исследованиями в этой области, огромно. Чтобы в этом убедиться, достаточно открыть любую книгу Гоулмана и посмотреть, сколько страниц в конце занимают ссылки на проведенные исследования.

Как и в случае со многими другими научными понятиями, ученые по-прежнему не могут договориться о том, что же такое эмоциональный интеллект . Существует большое количество определений эмоционального интеллекта. Рувен Бар-Он, автор аббревиатуры «EQ», например, определяет эмоциональный интеллект как «набор некогнитивных способностей, компетенций и навыков, которые влияют на способность человека справляться с вызовами и давлением внешней среды». Дэниэл Гоулман — как «способность осознавать свои эмоции и эмоции других, чтобы мотивировать себя и других и чтобы хорошо управлять эмоциями наедине с собой и при взаимодействии с другими». Поскольку тренер является скорее практиком, а не ученым, мы предпочитаем более короткое определение, с которым проще работать во время тренинга и которое, на наш взгляд, передает суть этого научного понятия. С нашей точки зрения, эмоциональный интеллект — это способность осознавать свои эмоции и эмоции другого, способность управлять своими эмоциями и эмоциями другого и на этой основе строить наше взаимодействие.

Освещая тему с прикладной точки зрения, имеет смысл говорить об эмоциональной компетентности, а не об эмоциональном интеллекте. Высокий эмоциональный интеллект сам по себе может и не являться надежным предсказателем успешности в работе. Однако он служит основой для компетенций, которые необходимы для успеха.

Эмоциональная компетентность связана с эмоциональным интеллектом и основана на нем. Определенный уровень эмоционального интеллекта необходим для обучения конкретным компетенциям, связанным с эмоциями. Например, способность четко распознать, что чувствует другой человек, дает возможность развить такие компетенции как способность влиять на других людей и воодушевлять их. Сходным образом, людям, которые лучше способны управлять своими эмоциями, легче развивать такие компетенции как инициативность и способность работать в стрессовой ситуации. Именно анализ эмоциональных компетенций необходим для прогноза успешности в работе.

Широкую популярность понятие эмоционального интеллекта приобрело благодаря Дэниэлу Гоулману, известному журналисту «New York Times», чья книга «Emotional Intelligence» произвела настоящий фурор в США 10 лет назад, в 1995 году. Как журналист, он сумел донести до общественности научную новинку с помощью своих книг и статей на эту тему.

На данный момент книга только в США продана тиражом свыше 5 млн. экз. и переведена на большинство языков мира. Чем же вызвана столь огромная популярность этой, казалось бы, тысячной книги типа «Как стать успешным»? Весь двадцатый век прошел под эгидой «обычного» интеллекта, IQ. Именно на основании умственных и технических способностей оценивали перспективы человека на успех в жизни. Наши люди раньше американцев усомнились в правильности этой теории, задавая вопрос: «Если ты такой умный, то почему такой бедный?» Дэниэль Гоулман в своей книге представил данные исследований, согласно которым IQ в разных версиях влияет на успешность человека с вероятностью от 4 до 25%. Гоулман объясняет это тем, что для того, чтобы попасть в менеджеры, необходимо обладать определенным уровнем IQ. Он нужен вам для того, чтобы поступить в университет, например. Поэтому все менеджеры обладают определенным уровнем IQ. А для того, чтобы подниматься по карьерной лестнице, надо уже что-то другое. Когда в многочисленных исследованиях сравнивали, чем же лидеры-«звезды» отличаются от средненьких менеджеров, то исследования стали указывать на способности другого рода, связанные с пониманием и управлением эмоций . В Америке сейчас даже стало популярным такое высказывание: «IQ gets you hired, but EQ gets you promoted» (Благодаря IQ Вы устраиваетесь на работу, а благодаря EQ — делаете карьеру ).

Концепция эмоционального интеллекта — пожалуй, единственная теория в менеджменте, основанная на нейрофизиологии . Гоулман доступно объясняет, как миндалевидное тело — эмоциональный центр мозга — оказывает влияние на деятельность коры головного мозга, которая отвечает за логическое мышление.

Теория эмоционального интеллекта в первые месяцы ошеломила бизнесменов, опровергая одну из главных идей успеха в двадцатом веке: «Эмоциям не место на работе». В своей книге Гоулман убедительно доказывает, наиболее эффективны в своей деятельности люди, которые сочетают разум и чувства . Именно люди с высоким эмоциональным интеллектом лучше принимают решения, эффективнее действуют в критических ситуациях и лучше управляют своими подчиненными, что, соответственно, и способствует их росту по служебной лестнице .

Необходимо признать, что тема эмоций далеко не нова в научном мире. Еще за 100 лет до нашей эры философ Паблиус Сирус сказал: «Управляйте Вашими чувствами, пока Ваши чувства не начали управлять Вами», и в двадцатом веке исследованию эмоций было посвящено множество различного рода исследований. О взаимосвязи эмоциональной и когнитивной сфер психики говорили Платон и Аристотель, известны также высказывания Л. С. Выготского о единстве интеллекта и аффекта, но по-настоящему активное внимание эта тема привлекла в последнее десятилетие XX века. Это связано в первую очередь с тем, что на основе традиционных тестов интеллекта (IQ) оказалось невозможно предсказать успешность деятельности. Кроме того, в последние годы компании все большее внимание уделяют управлению нематериальными активами наряду с материальными. В этом контексте эмоции рассматриваются как часть интеллектуального капитала организации.

Что принципиально новое содержит в себе понятие «эмоциональный интеллект»? В первую очередь, ответ кроется, собственно, в названии, а именно в сочетании слов «эмоциональный» и «интеллект». В бизнесе рациональная и аффективная сферы деятельности традиционно разделялись. Тем не менее, «эмоциональный интеллект» не является оксюмороном. Он подразумевает как возможность погрузиться в свои эмоции, чтобы осознать и почувствовать их, так и необходимость рационального анализа эмоций и принятия решения на основе этого анализа. Эмоции несут в себе огромный пласт информации, используя которую, мы можем действовать значительно более эффективно.

Вторым принципиально важным новым моментом в этом подходе является то, что эмоциональный интеллект позволяет управлять своими эмоциями. В парадигме традиционной психологии возникновением эмоций управлять невозможно, поскольку этот процесс непосредственно связан с физиологией. Казалось бы, в этом случае и самими эмоциями управлять нельзя.

Привлекательность подхода эмоционального интеллекта заключается в том, что управление эмоциями — это навык, который можно нарабатывать и развивать, что на данный момент подтверждается данными научных исследований в США и Европе.

Сергей Шабанов, Алена Алешина

Модель ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ИНТЕЛЛЕКТА Дэниэля Гоулмана

Эмоциональное самосознание. Лидеры с высоким эмоциональным самосознанием прислушиваются к своим внутренним ощущениям и осознают воздействие своих чувств на собственное психологическое состояние и рабочие показатели. Они чутко улавливают свои главные ценности и часто способны интуитивно выбрать лучший способ поведения в сложной ситуации, воспринимая благодаря своему чутью картину в целом. Лидеры, наделенные развитым эмоциональным самосознанием, часто бывают справедливыми и искренними , способными открыто говорить о своих чувствах и верящими в свой идеал.

Точная самооценка. Лидеры с высокой самооценкой обычно знают свои сильные стороны и осознают пределы своих возможностей. Они относятся к себе с юмором, с готовностью обучаются навыкам, которыми плохо владеют, и приветствуют конструктивную критику и отзывы о своей работе. Руководители с адекватной самооценкой знают, когда нужно попросить помощи и на чем следует акцентировать внимание при выработке новых лидерских качеств.

Уверенность в себе. Точное знание своих способностей позволяет лидерам полноценно использовать свои сильные стороны. Уверенные в себе лидеры с радостью берутся за трудные задачи. Такие руководители не теряют ощущения реальности, обладают чувством собственного достоинства, которое выделят их на фоне групп.

Обуздание эмоций. Лидеры, обладающие этим навыком, находят способы контролировать свои разрушительные эмоции и импульсы и даже использовать их на пользу делу. Воплощением руководителя, способного управлять своими чувствами, является лидер, сохраняющий спокойствие и рассудительность даже в условиях сильного стресса или во время кризиса — он остается невозмутимым даже в том случае, когда сталкивается с проблематичной ситуацией.

Открытость. Лидеры, которые откровенны с собой и окружающими, живут в согласии со своими ценностями. Открытость — искреннее выражение своих чувств и убеждений — способствует честным отношениям. Такие лидеры открыто признают свои ошибки и неудачи и, не закрывая на это глаза, борются с неэтичным поведением других.

Адаптивность. Лидеры, обладающие адаптивностью, способны ловко расправляться с многообразными требованиями, не теряя сосредоточенности и энергии, и чувствуют себя комфортно в неизбежно полной неопределенностей организационной жизни. Такие руководители гибко приспосабливаются к очередным сложностям, ловко подстраиваются под меняющуюся ситуацию и чужды косности мышления перед лицом новых данных и обстоятельств.

Воля к победе. Лидеры, которые обладают этим качеством, ориентируются на высокие личные стандарты, заставляющие их постоянно стремиться к совершенствованию — повышению качества собственной работы и эффективности деятельности подчиненных. Они прагматичны, ставят перед собой не особенно высокие, но требующие усилий цели, и способны рассчитать риск так, чтобы цели эти были достижимыми. Признаком воли к победе является постоянное желание учиться самому и обучать других приемам более эффективной работы.

Инициативность. Лидеры, чувствующие, что необходимо для эффективности, т. е. убежденные, что держат удачу за хвост, отличаются инициативностью. Они используют благоприятные возможности — или сами их создают, — а не просто сидят у моря и ждут погоды. Такой лидер, не колеблясь, нарушит или как минимум обойдет правила, если это необходимо для будущего.

Оптимизм. Лидер, который заряжен оптимизмом, найдет способ выкрутиться из трудных обстоятельств, он увидит в создавшейся ситуации благоприятную возможность, а не угрозу. Такой руководитель позитивно воспринимает других людей, ожидая от них самых лучших проявлений. Благодаря их мировоззрению (для них, как известно, «стакан наполовину полон») они воспринимают все грядущие перемены как изменения к лучшему.

Сопереживание. Лидеры, обладающие способностью прислушиваться к чужим переживаниям, умеют настроиться на широкий диапазон эмоциональных сигналов. Это качество позволяет им понимать невысказанные чувства как отдельных людей, так и целых групп. Такие лидеры участливо относятся к окружающим и способны мысленно встать на место другого человека. Благодаря такой эмпатии лидер прекрасно ладит с людьми из различных социальных слоев или даже других культур.

Деловая осведомленность. Лидеры, остро чувствующие все движения организационной жизни, часто политически проницательны, способны выявлять важнейшие социальные взаимодействия и разбираться в тонкостях властной иерархии. Такие руководители обычно понимают, какие политические силы действуют в организации и какие руководящие ценности и негласные правила определяют поведение ее сотрудников.

Предупредительность. Лидеры, наделенные этой способностью, стремятся создать в организации такой эмоциональный климат, чтобы сотрудники, непосредственно общающиеся с клиентами и покупателями, всегда поддерживали с ними нужные отношения. Такие руководители внимательно отслеживают, насколько удовлетворены их клиенты, желая убедиться, что те получили все необходимое. Сами они тоже всегда готовы общаться со всеми желающими.

Воодушевление. Лидеры с такими навыками умеют вызвать у сотрудников отклик и одновременно увлечь их привлекательным образом будущего или общей миссией. Такие руководители лично подают подчиненным пример желаемого поведения и способны отчетливо изложить общую миссию так, чтобы воодушевить остальных. Они ставят цель, выходящую за рамки повседневных задач, и тем самым делают работу сотрудников более одухотворенной.

Влияние. Признаки способности оказывать влияние на людей многообразны: от умения выбрать верный тон при обращении к конкретному слушателю до способности привлечь на свою сторону заинтересованных лиц и добиться массовой поддержки своей инициативы. Когда лидеры, владеющие этим навыком, обращаются к группе, они неизменно убедительны и обаятельны. Помощь в самосовершенствовании. Лидеры, имеющие опыт развития человеческих способностей, проявляют неподдельный интерес к тем, кому они помогают совершенствоваться, — видят их цели, достоинства и недостатки. Такие руководители способны своевременно дать своим подопечным ценный совет. Они от природы хорошие учителя и наставники.

Содействие изменениям. Лидеры, которые умеют инициировать преобразования, способны разглядеть необходимость в изменениях, бросить вызов установившемуся порядку вещей и отстаивать новый. Они могут убедительно выступать в защиту преобразований даже перед лицом оппозиции, приводя веские доводы в пользу необходимости перемен. Они умеют находить практические способы преодоления препятствий, стоящих у них на пути.

Урегулирование конфликтов. Лидеры, которые искусно улаживают разногласия, умеют вызвать на откровенный разговор конфликтующие стороны; они способны понять разные мнения и затем нащупать точку соприкосновения — идеал, который смогут разделить все. ни выводят конфликт на поверхность, принимают чувства и позиции всех его участников, а затем направляют эту энергию в русло общего идеала.

Командная работа и сотрудничество. Лидеры, которых можно назвать великолепными командными игроками, создают в организации атмосферу общности и сами подают пример уважительного, отзывчивого и товарищеского отношения к людям. Они вовлекают остальных в активное, азартное стремление к общим идеалам, укрепляют моральный дух и чувство единства коллектива. Они не жалеют времени на создание и скрепление тесных человеческих отношений, не ограничиваясь рамками рабочей обстановки.

Источник: Д. Гоулман, Р. Бояцис, Энни Макки. Эмоциональное лидерство. Искусство управления людьми на основе эмоционального интеллекта. М, Альпина Бизнес Букс, 2005. С.266—269

Модель ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ИНТЕЛЛЕКТА Рувена Бар-Она

Внутриличностная сфера касается нашей способности понимать себя и управлять собой.

Самоанализ — способность распознавать, что вы чувствуете и почему вы это чувствуете, и осознавать действие, которое ваше поведение производит на окружающих;

Ассертивность (самоутверждение) — способность открыто выражать свои мысли и чувства, быть твердым и защищать свою точку зрения;

Независимость — способность направлять и контролировать себя, стоять на своих ногах;

Самоуважение -способность признавать свои сильные и слабые стороны и быть хорошего мнения о себе, несмотря на слабости;

Самореализация — способность реализовать свой потенциал и быть удовлетворенным своими достижениями на работе и в личной жизни.

Межличностная сфера касается ваших «общественных навыков» — вашей способности взаимодействовать и ладить с другими.

Эмпатия — это способность понимать, что другие люди могут чувствовать и думать.

Социальная Ответственность — это способность сотрудничать с другими людьми и быть полезным членом своей социальной группы.

Межличностные Отношения — это умение завязывать и поддерживать отношения, которые взаимно благотворны и отмечены способностью к компромиссам и чувству социальной близости.

Сфера Приспособляемости (Адаптивности) включает в себя вашу способность быть гибким и реалистичным и решать ряд проблем по мере их возникновения.

Понимание (Адекватная оценка) Действительности — способность видеть вещи такими, какими они на самом деле являются, а не такими, как вам хочется их видеть, или такими, какими вы их боитесь;

Гибкость — способность согласовывать свои чувства, мысли и действия с изменяющимся условиями;

Умение Решать Проблемы — способность определить проблему и затем перейти к созданию и выполнению эффективного, подходящего решения

Сфера Умения Справиться со Стрессом касается вашей способности выдерживать стресс и контролировать свои импульсы.

Переносимость Стресса — способность оставаться спокойным и сосредоточенным, конструктивно противостоять неблагоприятным событиям и противоречивым эмоциям, не сдаваясь;

Контроль над Импульсами — способность сопротивляться искушению или отложить порыв к немедленному действию.

Оптимизм — это способность поддерживать реалистичную положительную установку, особенно при неблагоприятных обстоятельствах;

Счастье (Happiness) — способность быть довольным жизнью, доставлять удовольствие себе и другим и с энтузиазмом и радостью предаваться ряду увлечений. (Английские слова happy, happiness не слишком соответствуют русским понятиям счастье, счастливое состояние, как видно хотя бы из только что приведенного определения.)

Источник: Steven J. Stein, Ph.D and Howard E. Book, M.D, The EQ Edge: Emotional Intelligence and your success. Stoddart Publishing Co. Limited 2000.

Перевод: Маргариты Маркус, mmarkus(a)bgu.ac.il

Модель ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ИНТЕЛЛЕКТА Майера и Сэловея

1. Точность оценки и выражения эмоций. Эмоции являются для нас сигналом о важных событиях, которые происходят в нашем мире, будь это внутренний мир или внешний. Важно точно понимать как свои эмоции, так и эмоции, которые испытывают другие люди. Это умение представляет собой способность определить эмоции по физическому состоянию и мыслям, по внешнему виду и поведению. Кроме того, оно включает в себя и способность точно выражать свои эмоции потребности, связанные с ними, другим людям.

2. Использование эмоций в мыслительной деятельности. То, как мы себя чувствуем, влияет на то, как мы думаем и о чем мы думаем. Эмоции направляют наше внимание на важные события, они готовят нас к определенным действиям и влияют на наш мыслительный процесс. Эта способность помогает понять, как можно думать более эффективно, используя эмоции. Управляя эмоцией, человек может и свое восприятие, видеть мир под разным углом и более эффективно решать проблемы.

3. Понимание эмоций. Эмоции — не случайные события. Их вызывают определенные причины, они меняются по определенным правилам. Эта способность отражает умение определить источник эмоций, классифицировать эмоции, распознавать связи между словами и эмоциями, интерпретировать значения эмоций, касающихся взаимоотношений, понимать сложные (амбивалентные) чувства, осознавать переходы от одной эмоции к другой и возможное дальнейшее развитие эмоции.

4. Управление эмоциями. Поскольку эмоции содержат информацию и влияют на мышление, имеет смысл принимать их во внимание при построении логических цепочек, решении различных задач, принятии решений и выборе своего поведения. Для этого необходимо принимать эмоции вне зависимости от того, являются ли они желаемыми или нет, и выбирать стратегии поведения с их учетом. Эта способность относится к умению использовать информацию, которую дают эмоции, вызывать эмоции или отстраняться от них в зависимости от их информативности или пользы; управлять своими и чужими эмоциями.

1. David R. Caruso, Peter Salovey. The Emotionally Intelligent Manager: How to Develop and Use the Four Key Emotional Skills of Leadership. Josses-Bass, San Francisco. 2004

2. Карпов А. В., Петровская А. С. Проблема эмоционального интеллекта в парадигме современного метакогнитивизма //

Высокий эмоциональный интеллект сам по себе может и не являться надежным предсказателем успешности в работе. Однако он служит основой для компетенций , которые необходимы для успеха.

Эмоциональная компетентность связана с эмоциональным интеллектом и основана на нем. Определенный уровень эмоционального интеллекта необходим для обучения конкретным компетенциям, связанным с эмоциями. Например, способность четко распознать, что чувствует другой человек, дает возможность развить такие компетенции как способность влиять на других людей и воодушевлять их . Сходным образом, людям, которые лучше способны управлять своими эмоциями, легче развивать такие компетенции как инициативность и способность работать в стрессовой ситуации. Именно анализ эмоциональных компетенций необходим для прогноза успешности в работе.

Осознание своих эмоций

В каждый момент времени человек испытывает какую-либо эмоцию. Умение осознавать свои эмоции относится к способности человека определять, какую именно эмоцию он испытывает в данный момент, по физическому состоянию и внутреннему диалогу; соотносить эту эмоцию с ее названием; определять, из каких базовых эмоций состоит испытываемая сложная, осознавать изменение интенсивности эмоции и переходы от одной эмоции к другой.

Осознание эмоций других

Возможность понимать эмоции, испытываемые другими людьми, по их вербальному и невербальному поведению, дифференцировать истинные и ложные проявления чувств других людей, определять изменение интенсивности эмоции и переходы от одной эмоции к другой.

Управление своими эмоциями

Умение определять источник и причину возникновения эмоции, ее назначение и возможные последствия развития, степень ее полезности в конкретной ситуации; в соответствии с этим при необходимости найти способ регуляции эмоции (изменения степени ее интенсивности или замены на другую эмоцию), управляя дыханием, состоянием тела, используя вербальные и невербальные способы управления эмоциями и управление внутренним диалогом . К этому же умению относится способность вызывать у себя эмоцию, необходимую в конкретной ситуации .

Управление эмоциями других людей

Умение определять возможную причину возникновения эмоции у другого человека и предполагать последствия ее развития, изменение эмоционального состояния другого человека (интенсивности эмоции, перехода на другую эмоцию) с помощью вербальных и невербальных средств; способность вызывать нужную эмоцию в людях. В отличие от манипулятивной игры на эмоциях других, такое взаимодействие помогает людям развивать первые три навыка эмоциональной компетентности.

За последние годы нам удалось проанализировать данные о почти 500 моделях развития лидерских навыков, реализованных в ряде международных компаний (включая IBM, Lucent, PepsiCo, British Airways и Credit Suisse First Boston), а также в учреждениях здравоохранения, учебных заведениях, органах государственной власти и даже в одном религиозном ордене [1]. Для того чтобы определить, какие способности людей обусловливают выдающиеся показатели работы организаций, были сгруппированы все умения в три категории: чисто специальные навыки (знание бухгалтерии или умение составлять бизнес-план), когнитивные способности (например, аналитическое мышление) и черты, свидетельствующие о высоком эмоциональном интеллекте (такие, как самосознание и способность управлять отношениями).

При создании некоторых моделей лидерских навыков психологи обычно просили ведущих менеджеров компаний определить, какие способности отличают наиболее выдающихся лидеров организации, чтобы узнать обобщенное мнение «группы экспертов». В других случаях использовался более точный метод: аналитики просили ведущих менеджеров применить объективные критерии (например, рентабельность подразделения), чтобы выделить лучших из высшего руководства организаций. Затем с избранными проводились подробные беседы. Эти руководители проходили все необходимые тесты, и их способности методически сравнивались с целью вычленить те качества, что отвечают за «звездность» лидера.

Какой бы метод ни использовался, в результате составлялся перечень качеств, отличающих высокоэффективных лидеров от середнячков. Размеры таких перечней сильно варьировали: от горстки основных навыков до солидного списка из пятнадцати и более качеств, таких как инициативность, навыки командной работы и способность к сопереживанию (эмпатия).

Анализ не одной сотни таких моделей привел к впечатляющему результату. Без сомнения, в какой-то степени исключительную успешность лидера определял именно его интеллект; причем особенно важными оказались когнитивные навыки — широкий умственный кругозор и способность к предвидению. Но при подсчете соотношения между специальными знаниями и чисто когнитивными способностями (которые иногда заменяют ряд показателей уровня умственного развития, IQ) выдающихся лидеров, с одной стороны, и их эмоциональным интеллектом, с другой, выяснилось следующее. Чем более высокий уровень управления рассматривался, тем более значительную роль играли способности, связанные с эмоциональным интеллектом, тогда как различия в функциональных навыках были не столь важны.

Другими словами, чем выше был ранг руководителя, тем больше навыков эмоционального интеллекта было заложено в фундамент их успеха. При сопоставлении выдающихся представителей топ-менеджмента с середнячками, занимающими посты такого же уровня, оказалось, что около 85% различий в их эффективности можно приписать факторам эмоционального интеллекта, а не когнитивным способностям, не специализации [2].

Одна из причин этого явления связана с интеллектуальными требованиями, которым должны соответствовать лидеры, чтобы добиться определенных высот. Например, для того чтобы получить такую престижную степень, как МВА, требуется IQ не ниже[3]. Таким образом, чтобы взойти на олимп менеджмента, необходимо пройти отбор по уровню умственного развития, а уже среди тех, кто вошел в этот круг, наблюдается весьма незначительный разброс значений этого коэффициента. С другой стороны, когда дело касается эмоционального интеллекта, систематический отбор практически отсутствует, и поэтому в среде руководителей наблюдается большой разброс в значениях этого параметра. В связи с этим соответствующие способности имеют существенно большее значение, чем IQ, и становятся определяющими, когда дело касается исключительных лидерских достижений [4].

Хотя точное соотношение эмоционального интеллекта и когнитивных способностей зависит от методов их измерения и конкретных требований той или иной организации, опыт показывает, что в способностях, отличающих выдающихся лидеров от середнячков, 80-90% — а иногда и больше — составляют навыки эмоционального интеллекта .Конечно, чисто когнитивные способности, такие как специальные технические навыки, тоже проявляются в таких исследованиях, но лишь как умения, без которых невозможно выполнять среднюю работу. Хотя каждой организации есть свои особенности, тем не менее везде навыки эмоционального интеллекта составляют подавляющее большинство важнейших отличительных черт лидера [5]. Однако когда определяется вклад конкретных навыков в эффективность лидеров, роль когнитивных особенностей иногда оказывается довольно высокой, в зависимости от типа используемой модели. Чтобы получить представление о практическом значении таких способностей для бизнеса, рассмотрим вклад различных сотрудников в прибыль одной крупной аудиторской фирмы. Как оказалось, партнер, неплохо владеющий навыками самоконтроля, приносил компании прибыль, на 78% превышавшую вклад партнеров, не имеющих таких способностей. Подобным же образом, сотрудники, чьей сильной стороной являлись социальные навыки , приносили фирме прибыль на 110% выше, чем все прочие, а те, кто великолепно владел навыками самоконтроля, принесли организации колоссальную (390%) добавочную прибыль — в данном случае дополнительно долл. за год.

А вот сильное аналитическое мышление сотрудников принесло компании только 50% дополнительной прибыли. Таким образом, хотя чисто когнитивные способности и помогают добиться коммерческого успеха, навыки эмоционального интеллекта способствуют ему значительно больше [6].

Источник: Д. Гоулман, Р. Бояцис, Энни Макки. Эмоциональное лидерство. Искусство управления людьми на основе эмоционального интеллекта. М, Альпина Бизнес Букс, 2005. С.

1. Модели лидерских навыков: Когда применяется грамотный подход к исследованию этих навыков, то используется методология, которая позволяет выявить конкретные особенности, отличающие выдающихся представителей от середнячков, как описано в Lyle Spencer and Signe Spencer, Competence at Work (New York: Wiley, 1993). Выполненный Дэниелом Гоулманом анализ этих исследований излагается в его книге: Daniel Goleman, Working with Emotional Intelligence (New York: Bantam Books, 1998).

2. Эмоциональный интеллект выдающихся лидеров: См. Daniel Goleman, «Emotional Intelligence: A Theory of Perfomance» в The Emotionally Intelligent Workplace, eds. Cary Cherniss and Daniel Goleman (San Francisco: Jossey-Bass, 2001).

3. Уровни IQ: Spencer and Spencer, Competence at Work.

4. Эмоциональный интеллект и умственное развитие: Эти результаты не отражают действительной корреляции между эмоциональным интеллектом и коэффициентом умственного развития (IQ), способной колебаться от нуля до умеренно положительных значений в зависимости от используемых методов измерения (согласно сообщениям Рейвена Бар-Она и Джона Майера на конференции по эмоциональному интеллекту, проходившей в Лондоне 18 мая 2000 г.). Однако приведенные данные основаны не на самом строгом методе изучения: последний потребовал бы привлечения людей со всеми возможными степенями умственного развития — от умственно отсталых до гениальных. Но подобное исследование имеет лишь академический интерес, когда дело касается лидерства. Как правило, лидеры, особенно те, кто занимает руководящие позиции, требующие высокой квалификации и специальных знаний, демонстрируют относительно высокий IQ (проходят специальный образовательный барьер, который необходимо преодолеть желающим сделать карьеру). Соответственно, имея дело исключительно с людьми с высоким IQ, организации должны принимать решения об относительной значимости эмоционального интеллекта и умственного развития, когда речь идет о найме, подготовке преемников на ответственные посты и развитии лидерских навыков.

5. Выдающихся лидеров отличают навыки эмоционального интеллекта: Lyle Spencer «The Economic Value of Emotional Intelligence Competencies and EIC-Based HR Programs» в The Emotionally Intelligent Workplace.

6. Дополнительная прибыль: Richard Boyatzis, Daniel Goleman, and Kenneth Rhee, «Clustering Competencies in Emotional Intelligence: Insights from the Emotional Competence Inventory» в The Handbook of Emotional Intelligence, eds. Reuven Bar-On and James D.Parker (San Francisco: Jossey-Bass, 2000),

EQ и нейрофизиология

Причина столь большой значимости поведения лидера — того, каким образом он что-либо делает, — заключена в устройстве человеческого мозга. Речь идет о природе наших эмоциональных центров, нашей лимбической системы. Последняя, как известно, является открытой. Системы закрытого типа, такие, например, как кровеносная, — саморегулируемые: то, что происходит в кровеносных системах окружающих нас людей, никак не влияет на наше кровообращение. Состояние окрытых систем, напротив, сильно зависит от внешних источников.

Другими словами, собственную эмоциональную стабильность мы отдаем в руки других. Несомненно, что открытая лимбическая система появилась в результате эволюции, потому что лишь такое ее такое ее строение позволяет нам найти эмоциональную опору в другом человеке — например, ребенку найти утешение у матери или, как было в древности, мгновенно подать сигнал, когда «дозорный» стада предлюдей чувствовал опасность.

Несмотря на все достижения нашей цивилизации, принцип открытой системы не потерял своего значения. Наблюдения, проводившиеся в отделениях интенсивной терапии, показали, что ободряющее присутствие другого человека не только понижает кровяное давление у больного, но и замедляет производство жирных кислот, приводящих к закупорке артерий. Еще более впечатляет следующий факт: если три или более острых стресса за год (скажем, серьезные финансовые затруднения, увольнение или развод) утраивают показатели смертности среди социально изолированных мужчин среднего возраста, то они никак не меняют уровень смертности у тех, кто много и тесно общается с окружающими. Открытость системы ученые характеризуют как «межличностную лимбическую регуляцию», с помощью которой человек передает сигналы, способные изменить уровень гормонов, функции сердечно-сосудистой системы, ритм сна и даже характер иммунной защиты в организме другого человека. Посредством этого механизма влюбленные вызывают друг у друга выбросы окситоцина, за счет чего и возникает приятное чувство нежности и бережности. Кстати, не только в любовных отношениях, но и во всех аспектах социальной жизни происходит наложение нашей физиологии друг на друга, при этом наши эмоции автоматически соотносятся с эмоциями того человека, который находится в данный момент рядом. Функционирование лимбической системы как открытой означает, что другие люди могут изменять нашу физиологию — а значит, и наши эмоции. Хотя эта «открытость» так много значит в нашей жизни, обычно мы не замечаем, как протекает сам процесс. Эту подстройку эмоций ученым удалось зафиксировать в лабораторных условиях с помощью измерения физиологических параметров, таких как частота сердечного ритма, например, во время беседы. В начале разговора организмы собеседников функционируют независимо друг от друга, каждый в своем ритме. Но к концу обычного пятнадцатиминутного разговора их физиологические характеристики сближаются — это явление получило название зеркального отражения . Такое взаимопроникновение особенно сильно проявляется на этапе усугубления конфликта, когда гнев и обида взаимно отражаются и накапливаются. С другой стороны, во время приятных взаимодействий этот эффект менее заметен. И уже совсем маловероятно такое явление во время эмоционально нейтральной дискуссии. Исследователи неоднократно замечали, как эмоции беспрепятственно распространяются описанным образом всякий раз, когда люди оказываются близко друг к другу, даже при полностью невербальных контактах. Например, если минуту-другую три незнакомых человека просидят лицом друг к другу в абсолютной тишине, то более эмоционально экспрессивный реципиент передаст свое настроение другим, не произнося при этом ни слова. Тот же эффект возникает и в офисе, и в зале заседаний совета директоров, и в торговом зале: члены коллектива неизбежно «улавливают» чувства друг друга, передавая окружающим весь спектр своих эмоций — от ревности и зависти до беспокойства или эйфории. Чем сильнее сплоченность группы, тем лучше передаются чувства, события эмоциональной жизни и даже свежая, интересующая всех информация.

Анализ эмоционального состояния 70 рабочих групп на предприятиях разной отраслевой принадлежности показал, что у тех, кто сидел рядом на совещаниях, в течение этих двух часов настроение было одинаковым — неважно, хорошим или плохим. И медицинские сестры, и бухгалтеры, которые наблюдали за своим настроением в течение тех недель или часов, что работали вместе, демонстрировали близость эмоционального состояния. При этом общее настроение группы мало зависело от проблем, которыми они делились друг с другом. Исследования профессиональных спортивных команд обнаруживают схожие результаты: неважно, улучшается или ухудшается положение команды в турнирной таблице, игроки в любом случае в течение ряда дней и даже недель склонны синхронизировать свое настроение.

Источник: Д. Гоулман, Р. Бояцис, Энни Макки «Эмоциональное лидерство: искусство управления людьми на основе эмоционального интеллекта». М, Альпина Бизнес Букс. 2005. С. 22—23