Эпилептоид женщина

Тип личности эпилептоидный: описание, особенности поведения и характера

Каждый человек по-своему уникален, поэтому в психологии существует множество попыток выделить определённые типы личности человека.

Оглавление:

Наиболее распространённый подход связан с акцентуацией характера. По версии Е.А. Личко, выделяется 12 вариантов нормы, где отдельные черты у человека преобладают над остальными. Одним из самых редких и загадочных является эпилептоидный тип личности. В некоторых источниках его также называют вязким или дотошным. Основные его характеристики – стремление к порядку, излишняя аккуратность, а также повышенное внимание к мелочам. Некоторые считают, что это болезнь, но это не так. Естественно, есть отклонения от обычного поведения человека, но это лишь уникальность личности, и никак не заболевание.

Основные характеристики

Эпилептоиды склонны поддерживать привычный порядок вещей, но они совершенно неспособны к созданию нового. Они хорошо запоминают приказы и поручения, и если какой-либо пункт в их распорядке изменится, это будет сразу замечено и вызовет бурю отрицательных эмоций. Это подозрительные, дотошные люди с высоким уровнем педантичности. Они сложно привыкают ко всему новому и необычному. Характеристика эпилептоидного типа личности строится на слабости его нервной системы. Любая обида запоминается этим человеком навсегда. Такие личности любят жаловаться на все, что происходит в их жизни, особенно если их в чем-то обделили, например, обсчитали в магазине. Причем жалобы поступают не только знакомым, но и высшему руководству «обидчика».

В основном настроение у человека озлобленное и тоскливое. Даже когда он кажется веселым и отзывчивым, что бывает довольно часто, внутри у него буря негативных переживаний. Он постоянно ждет подвоха и ищет его в поведении своих собеседников. Если у человека тип личности эпилептоидный, то в состоянии агрессии он всегда будет перекладывать вину на других людей, стараясь при этом их наказать, утверждая тем самым свою правоту.

Взаимодействие и общение с другими

Дотошность и въедливость – главные черты человека с таким типом личности в процессе общения. Беседуя с ним, может показаться, что он пытается узнать больше, чем говорит собеседник. Это связано с тем, что только выяснив все, эпилептоид будет чувствовать себя в безопасности. Он агрессивен и подозрителен, поэтому партнёру может показаться, что перед ним параноик.

Представители данного типа предпочитают везде быть главными, в любом вопросе и с любым человеком. Если с ними возникает спор, то суть его может плавно перерасти в обсуждение самого спорящего. Кого напоминает характер эпилептоидный? Истероидный тип личности иногда характеризуется вспышками агрессии. Это их объединяет. Общение эпилептоида часто приводит к тому, что в момент разговора он старается обидеть собеседника не только словами, но и действиями, например, затевает драку.

Поскольку он часто забывает с чего начался спор, тактика его поведения заключается в собственной неоспоримой правоте, и иного варианта быть просто не может. Он не уважает людей и делит их исключительно на нормальных и плохих, поскольку уделять вопросу различий больше времени у него просто не хватает терпения. При этом, если в его жизни появляется друг, он очень верно и ответственно относится к нему, защищая при необходимости.

Влиться в доверие шутками, открытостью и глупостью не получится к человеку, у которого эпилептоидный тип личности. Как общаться? Нужно спокойно и уверенно показать, что вы сильная и умная личность, не планирующая что-то скрывать или плести интриги. В первое время он будет просто наблюдать за вами, отмечая все мелкие детали поведения. И только спустя множество проверок, определит, станете ли вы ему другом или останетесь в статусе рабочей силы.

Совместимость с другими характерами

Истероид и эпилептоид совместимы лишь в том случае, если смогут довериться друг другу и научаться уступать. Идеально, если истероидный тип личности будет у женщины. Она будет вести обычный образ жизни и знать, что за ее спиной защитник, избранник, готовый на все ради нее. Причем в силу своего характера, человек у которого тип личности эпилептоидный, даже не поймет, что иногда им манипулируют.

С параноиком у такого человека могут сложиться дружеские и деловые отношения. Ведь они лидеры по натуре, а эпилептоиды чтят чины и готовы верно и преданно служить своему предводителю. Таким образом, сочетание подобных типов в государственных структурах часто встречается, причем их дружба и сотрудничество могут длиться десятилетиями.

Хорошую семью эпилептоид построит с психастеником или эмотивом. Можно сказать, это будет традиционный союз, где муж – глава семьи, а жена – уважающая женщина, ценящая покой и уют своего супруга. Единственная проблема – муж, у которого тип личности эпилептоидный, может сильно давить, навязывая свое мнение и правоту.

Ничего не выйдет с гипертимом, слишком разные взгляды на жизнь, ценности и приоритеты. А вот два эпилептоида сживутся, если смогут пойти на встречу друг другу.

Ответственность

Такие люди берут ответственность не только за себя, но и за свои действия. Также они считают себя в ответе за дело, которое, по их мнению, является нужным и важным. В своих действия они рассудительны, неспешны, дотошны. Каждая мелочь, каждый минус будет учтен человеком, у которого эпилептоидный тип личности. Примеры их поступков – любая просьба или поручение будут выполнены четко, идеально и вовремя. Правда, из-за этого многие коллеги часто стараются переложить на них свои обязанности.

Деловые качества

Это надежные и исполнительные сотрудники. Правила и нормы для них закон. Все их действия будут выполнены по инструкции. Исполнительность у них не от страха, а от святой убежденности, что именно так все должно происходить, и иного быть не может. Они сделают все, чтобы не получить наказания или выговора за свою работу, поскольку для них это самое страшное. Стоит учесть, что данный тип не признает рассуждений. Для выполнения своих обязанностей ему необходимы конкретные указания и факты. Они чистоплотны, уважают и ценят начальство, обладают систематическим мышлением. Люди, у которых изменение личности по эпилептоидному типу, чаще выбирают особые профессии. Им важно чувствовать свое призвание, и тогда они до конца остаются верными служению своей миссии. Им не подходит работа, где нужно сочувствие к окружающим или креативность.

Здоровье

Обычно у таких людей очень крепкое здоровье и они полны энергией, но часто тратят свои силы впустую. Из-за характера, они ведут жизнь по распорядку, что укрепляет силы и делает их более выносливыми. Боясь потерять контроль над ситуацией, даже когда им очень больно, они этого не показывают. А их чистоплотность и брезгливость позволяют оградить себя от множества вирусных заболеваний. Кстати, одна из главных их привычек – принимать душ два раза в день.

Тип личности и пол

Эпилептоидный тип личности очень распространен. Возможно, благодаря именно таким людям, общество выживает и развивается. Это настоящий мужской тип характера: сильный, жестокий, выносливый и требовательный. Но есть и недостатки, а именно: мелочность, въедливость, слепое исполнение приказов, а также излишняя злопамятность. В нашей стране по статистике этот тип в 70 процентах случаев встречается у мужского населения, и только в 30 – у женского. Причем чаще всего женщины с таким характером вырастают в определенной социальной среде, или он формируется после приема гормональных средств.

Страх

Страшнее всего для людей, у которых тип личности эпилептоидный, – потерять контроль над происходящим. Именно он движет желанием надзирать за всем и всеми вокруг себя. Поэтому у такого человека все хорошо на работе, его ценит начальство, с его помощью он продвигается вверх по карьере. Но вот дома от этого страха могут пострадать его близкие.

Например, он может постоянно задерживаться на работе, потому что не смог выполнить все дела за день. И пока он все не упорядочит и не возьмет под контроль, не сможет уйти. Боязнь быть неподготовленными иногда доходит до абсурда. Например, студент с таким типом, не знающий, о чем спросит его преподаватель, впадает в паническое состояние. А объяснить, почему это происходит, не сможет.

Вероятность того, что их накажут, поставят низкую оценку или лишат премии просто недопустима для подобных людей. Они расценят это как личное падение, запишут себя в число неудачников и глупцов. У них обостряется чувство собственной слабости и несостоятельности.

Заключение

Итак, рассмотрев все аспекты эпилептоидного типа личности, можно смело говорить о том, что они хорошие работники. Их педантичность и исполнительность позволят им достичь больших результатов на работе. При этом они хорошие мужья, ответственные и верные.

Если мужчина-эпилептоид встретит подходящую женщину, то она сможет чувствовать себя за его спиной, как за каменной стеной. Но ей нужно быть готовой к его мелочности, придирчивости и привычке упрощать все вокруг. Несмотря на то что эти люди верные друзья, найти с ними общий язык достаточно сложно.

Женщина–эпилептоидв семье

Женский эпилептоидный характер поражает своей мрачностью. Леди Макбет, Бернарда Алба, Кабаниха — лишь великие драматурги способны описать бездны, таящиеся в их душах, их, казалось бы, неженскую жестокость и вероломство.

Этим женщинам несвойственно сострадание и хотя бы какое–то сочувствие. Нанося удар, они всегда добивают жертву.

Женщины–эпилептоиды устраивают беспричинные и безобразные скандалы, избивают детей, царапают лицо мужа, бьют его. После этого они несколько успокаиваются, изображают подобие раскаяния и говорят о своей любви.

Однако скоро их внутреннее напряжение и гнев опять поднимаются до критической точки, происходит очередной взрыв — и все повторяется по новому кругу.

Такой характер раскрывается в полной мере, если рядом оказывается мягкий, покладистый муж, который не в состоянии дать отпор бесконечным нападкам своей жены.

Невестка–эпилептоид возбуждает уголовное дело против свекрови, обвинив ее в сексуальном надругательстве над 8–летним внуком, которого бабушка воспитывала с пеленок. Во время следствия свекровь сажают в тюрьму, где она находится до суда в течении трех месяцев. Сын, находящийся под полным контролем своей властной жены, не вступается за мать и безмолвствует, когда невестка настраивает ребенка дать показания против бабушки. Суд, обнаружив ложность показаний, оправдывает женщину, полностью раздавленную ситуацией.

Людей других характеров поражает необычайная мстительность, казалось бы, чуждая женской натуре, когда женщина–эпилептоид никого не щадит, не жалеет и, осуществляя акт мести, наносит удар по самым близким людям.

Сын в 17 лет уходит из дома, не выдержав деспотизма своей матери. Отношения восстанавливаются через 10 лет, когда сын находит престижную работу. После долгих неудач он наконец создает свою семью, в которой он счастлив. Однако вскоре его жена заболевает редкой формой рака. После похорон мать говорит сыну: «Никогда не прощу тебе той обиды, которую ты нанес мне, уйдя из дому. Тебя пощажу, но тех, кто будет с тобой рядом, не пощажу».

Конфликтность женщины–эпилептоида, ее бесконечные нападки и беспричинные скандалы расшатывают здоровье ее партнера. В случае его болезни жена–эпилептоид не хочет ухаживать за своим ослабевшим мужем и часто старается поскорее избавиться от него.

Мягкий, астеничный мужчина всю жизнь находился под пятой своей властной жены, изводившей его скандалами. В 50 лет после инфаркта он попадает в госпиталь. Жена приносит ему какие–то таблетки, заставляет их выпить, после чего он умирает.

Совместимость в браке

Эпилептоид — эпилептоид. Эта семейка чем–то напоминает двух пауков в банке. Постоянная борьба за власть, попытки превзойти друг друга по части интриг и манипуляции, бесконечные скандалы из–за ерунды и даже драки…

Достижение равновесия возможно, если один из супругов все–таки смирится с превосходством другого.

Однако оно нестабильно, потому что оба партнера легко сердятся, теряют контроль над собой, а также проходят через циклические изменения гневливости (см.«Циклы жестокости»).

Цементом отношений является мощная, изощренная сексуальность, недружелюбное отношение к другим людям, любовь к деньгам и их накоплению. Ну и парочка! Лучше держаться от них подальше.

Эпилептоид — циклотимик. У этих двух типов людей слишком много различий, например, их отношение к человеческой личности: циклотимик ориентирован на поддержку, в то время как эпилептоид хочет унизить.

Циклотимик любит людей, любит гостей, его дом всегда открыт; эпилептоид даже не пустит людей в квартиру, потому что насорят, наследят, разрушат его строго регламентированный порядок в доме, да и на каждого гостя придется потратить хотя бы рубль.

Циклотимик щедр и не дорожит деньгами, а эпилептоид удавится за копейку, он жаден и скуп, и накопление денег доставляет ему огромное удовлетворение.

Циклотимик болтлив, открыт и откровенен, он не может хранить захватывающую информацию; эпилептоид скрыт, немногословен, недоверчив, склонен к мизантропии.

Даже едят эти два типа по–разному. Циклотимик склонен к социализации пищевой потребности. Веселое застолье, хорошая кухня, общество друзей и смех хорошеньких женщин являются одним из высших наслаждений для циклотимика. А эпилептоид любит есть один, ничем не нарушая торжественный процесс насыщения своей особы белками, жирами и углеводами.

Эпилептоид и циклотимик столь различны в своих системах ценностей, жизненной философии и привычках, что даже трудно представить возможность союза между ними. Однако широкая граница принятия человеческих странностей, интерес к самым различным типам поведения могут пробудить интерес циклотимика и к этому типу людей. Мощная сексуальная энергетика и сексуальная изощренность эпилептоида способны толкнуть циклотимика на союз с ним.

Однако он не будет продолжительным, так как свободолюбивому циклотимику всегда будет тяжело ярмо ограничений, контроля и подавления, которое наложит на него эпилептоид. Но клетка захлопнулась, и не так–то легко теперь из нее вырваться, особенно если у циклотимика водятся деньги или есть социальная значимость.

И пускается в ход талант манипуляции, и идет карнавал с переодеваниями, сменой масок, интригой, имеющей лишь одну цель — сохранить власть над беспечным и, может быть, ничего еще не подозревающим циклотимиком. Ради этого можно и забеременеть, и поставить в безвыходную экономическую ситуацию, и стать другом его мамочки — хороши все средства, и сила в том, что эпилептоида не удерживают никакие соображения морального порядка.

Эпилептоид всегда заинтересован в использовании дефицитов и слабых сторон партнера. Поэтому он искусно обыгрывает спады настроения у циклотимика, стараясь внушить партнеру мысли о его психической неполноценности и необходимости союза с эпилептоидом.

Теперь циклотимику будет не так легко вырваться из этой паутины, И как ящерица жертвует хвостом, для того чтобы вырваться из рук преследователя, так и циклотимик теперь уже готов бросить все — деньги, дом, общественное положение, — лишь бы вновь обрести так неосмотрительно потерянную свободу.

Эпилептоид — шизоид (глава 3)

Эпилептоид -— астеник (глава 4)

Эпилептоид — истероид (глава 5)

Особенности эпилептоидного типа личности

Среди людей, практикующих импульсивное поведение с всплесками эмоций, особую группу составляют личности с акцентуацией по эпилептическому типу. С точки зрения психиатрии они совершенно здоровы. Но их специфическая манера взаимодействия с окружающим миром и способ ведения диалога с собой выдают глубоко дисгармоничную личность. Подобная акцентуация характера доставляет острый дискомфорт окружению эпилептоида и ему самому. Поскольку такое состояние не является клиническим заболеванием, лечение не требуется. Чтобы помочь ему нормально взаимодействовать с окружающим миром, необходимо отличать акцентуацию (дисгармоническое развитие личности) от психопатии (расстройства психики).

Эпилептоидный тип личности — вариант психологической акцентуации, когда у подростка или взрослого чрезмерно развиваются отдельные черты, создавая дисгармонический характер. Эпилептоиду свойственны следующие поведенческие особенности:

  • Педантизм, склонность к ритуалам и повторяющимся действиям. Эти люди очень ценят идеальный порядок, тщательно следят за безупречным соблюдением известных им правил и норм. Они ощущают острый дискомфорт от любой вещи, лежащей не на своем месте. Им досаждают действия, поступки, которые не соответствуют тем или иным нормам. Эпилептоиды ревностно следят за соблюдением правил и постоянно делают замечания каждому.
  • Некоторая вязкость и заторможенность внезапно сменяются вспышками неконтролируемого гнева. Эпилептоиды значительную часть времени проявляют исключительную сдержанность и спокойствие. Их движения размеренны, поведение несколько чопорно. В период таких состояний люди с эпилептоидным типом характера накапливают информацию об окружающем мире, а точнее об ошибках и несовершенствах, которые замечают даже в мелочах. Они склонны долгое время обдумывать один и тот же факт или переживать какую-либо эмоцию. Чаще всего объектом становится негативный факт, который тревожит, беспокоит и раздражает эпилептоида. Дискомфорт от неправильно расположенных вещей, неточно сказанных слов, слишком громкого смеха и других раздражающих факторов накапливается в них. В какой-то момент предел терпения заканчивается, происходит острый срыв, который сопровождается гневом, оскорблениями, повышением голоса, иногда рукоприкладством. Такое явление называется эксплозивностью.
  • Невероятное упорство, доходящее до занудства. Эпилептоиды — непревзойденные перфекционисты, они никогда не бросят дело, не доведя его до конца. Даже если для окружающих затея кажется безнадежной, они будут усердно продолжать двигаться к цели, строго следуя намеченному пути. Такие люди не склонны рассматривать альтернативные варианты, направление движения, не любят перемены.
  • Отказ от компромиссов и гибкости в общении. Такие люди нетерпимы к любому инакомыслию, считают себя правыми. С ними бесполезно спорить и пытаться что-то доказать — человек с эпилептоидным типом личности останется при своем мнении, а после общения сделает вывод о неадекватности, недалекости и безнадежности собеседника. Свои мысли такие люди могут высказать прямо, не задумываясь о реакции, которую это спровоцирует. Тон эпилептоида всегда безапелляционен, интонации уверенны, формулировки не предполагают обсуждений.

Классическим примером человека с акцентуацией эпилептоидного типа является мисс Эндрю, гувернантка из книги Памелы Трэверс «Мэри Поппинс, до свидания!»

Резкий тон, придирки по мелочам, непреклонное следование инструкциям и непримиримость в сочетании с характером превращают взаимодействие с таким человеком в сложную задачу. В общении с людьми, чей авторитет для них неоспорим, эпилептоиды подобострастны, подчеркнуто вежливы, им свойственны слащавость и стремление продемонстрировать свою приверженность мнению уважаемой личности.

Наличие акцентуации эпилептоидного типа наделяет человека следующими недостатками:

  • косность мышления;
  • слабое развитие креативности и творческих способностей;
  • невозможность быстро ориентироваться в меняющихся условиях;
  • застревание в эмоциях, отношениях, переживаниях;
  • злопамятность, мстительность, обидчивость.

Есть у обладателей такого типа характера и преимущества:

  • исключительно бережное отношение к вещам;
  • аккуратность, точность, пунктуальность;
  • строгое соблюдение субординации;
  • способность точно следовать инструкции и контролировать действия других людей.

Из-за такого специфического сочетания положительных и отрицательных черт оптимальными сферами деятельности для эпилептоидов является работа охранника, контролера, учетчика, приемщика, документоведа. Они не пропустят брак, не примут небрежно сделанный предмет и обеспечат идеальный порядок в вещах и документах.

Несмотря на определенную ограниченность мышления и отсутствие творческого подхода к работе, люди с эпилептоидным типом личности прекрасно справляются с задачами систематизации хаоса и наведения порядка. Они обеспечивают поддержание установленной дисциплины и заставляют всех окружающих следовать их требованиям. Эпилептоидный тип личности в равной степени свойствен и мужчинам, и женщинам.

Если придать активности такого человека верный импульс, то его специфические черты могут пойти всем на пользу.

В отличие от многих других акцентуаций, проявления которых могут быть вариантом возрастной нормы в детстве и постепенно исчезать, такие черты в раннем возрасте превращаются в хорошо закрепленную модель поведения уже к подростковому периоду. Определить склонность к формированию характера по эпилептоидному типу можно с помощью различных тестов. В классификациях разных психологических школ шкалы, по которым удается рано диагностировать наличие элементов такой акцентуации, называются «шкала тревожности», «шкала страха», «шкала невротичности» и т. д.

Детская эпилептоидность поначалу крайне располагает к себе всех взрослых в семье и вне ее. Это послушные дети, которые никогда не рискнут пойти против воли родителей, что-то сломать или испортить. Они бережно относятся к своим вещам, с раннего возраста поддерживают идеальный порядок во всем, опрятны и исключительно вежливы. Иногда их накрывает волна неукротимого гнева, но он в первое время воспринимается как протест против несправедливости и несовершенства этого мира. Эпилептоид возмущается всему, что посягает на стабильность и правильность.

Со временем такая модель поведения начинает доставлять больше проблем. Эпилептоид упрям. Если к подростковому возрасту у обладателя такой акцентуации нет четко сформированной системы авторитетов, он превращается в опасного человека, который сам намечает для себя идеал и во всем следует полюбившейся доктрине. В характеристике эпилептоидного подростка обязательно будут отмечены агрессивность, нетерпимость.

Механизм формирования такой акцентуации психологи связывают с высоким уровнем тревожности, невротизацией личности.

Выбирая систему правил и норм, эпилептоид тем самым стремится обеспечить себе определенную стабильность окружающего мира, которая успокаивает его. Именно поэтому любые посягательства на привычную ему обстановку вызывают яркие вспышки гнева.

В крайних вариантах этой акцентуации возникает фанатичная преданность, граничащая с психопатией. Общаться с такими людьми становится практически невозможно из-за зацикленности на одной теме и слишком частого проявления гнева по отношению к инакомыслящим.

С точки зрения медицины человек с эпилептоидной акцентуации совершенно здоров, поэтому применение каких-либо приемов медикаментозной терапии для усмирения вспышек его гнева неуместно. Врач назначает седативные препараты или другие лекарственные средства, если состояние пациента граничит с психопатией или сочетается с наличием органических расстройств. В любом случае самолечение, прием каких-либо препаратов без контроля со стороны специалиста — большой риск усугубить ситуацию, поскольку вспышки гнева эпилептоида имеют другой механизм, чем эмоциональные патологии, которые корректируют с помощью седативных.

Решение поведенческих проблем акцентуированной личности заключается в систематической работе в русле психолого-педагогической коррекции. Огромное значение в успешном нивелировании особенностей эпилептоидного типа является окружающая его обстановка. Средства коррекции поведения эпилептоида:

  • Ситуация эмоционального принятия. Поддержка и одобрение очень важны для человека с эпилептоидной акцентуацией. Необходимо найти такую сферу деятельности, в которой его педантизм, аккуратность и внимательность к деталям окажутся неоспоримым преимуществом. При этом важно постепенно провести разграничение: в выделенной для работы области эпилептоид не только может, но и должен в полной мере проявлять свою дотошность, а его занудство и привычка все делать идеально — залог профессионального успеха. Во всех остальных областях жизни эти черты своей личности он постепенно должен научиться сдерживать или ограничивать направленностью только на себя самого, не уделяя внимания несовершенству других людей.
  • Терапевтическое воздействие следует организовывать только в период относительного спокойствия эпилептоида. Ни в коем случае нельзя пытаться переубедить его в чем-то во время возбужденности и приступа агрессии.
  • Система четкой иерархии помогает эпилептоиду ориентироваться в мире, поэтому необходимо приложить усилия к формированию здоровой системы приоритетов. Опора на людей, чье мнение значимо для человека с такой акцентуацией, позволит получить более заметный эффект.

Особенностью личностей с эпилептоидным типом акцентуации является то, что на них не срабатывает прием переключения внимания в период кризиса. Если у человека случился очередной эмоциональный срыв, придется дождаться, когда он полностью успокоится. Только тогда он будет готов к диалогу.

Поведение эпилептоида нельзя отзеркаливать. Такой прием может привести к полному разрыву отношений и краху всех попыток скорректировать ситуацию. Следует придерживаться мягкой, но уверенной линии поведения. Важно четко и однозначно устанавливать границы ответственности и систему субординации. На своем уровне иерархии эпилептоиду необходимо обеспечить возможность реализовать страсть к порядку.

Эпилептоид и отношения

Обычно человек данного психотипа берет на себя контроль и пытается управлять своим партнером. Например, эпилептоидная девушка может контролировать своего парня и быть лидером в отношениях, если таких качеств не проявит сам парень. Но если партнер эпилептоида сильнее, может взять на себя лидерство и ответственность за двоих, то она доверяется такому партнеру и отпускает контроль в его руки. Также бывает, что девушке-эпилептоиду не нравятся «слабые» парни и она ищет истинного «альфа-самца». Например, из-за рамок социума, типа “парень должен быть лидером в отношениях” (а эпилептоид действует как большинство людей).

Большое количество информации и хаотические потоки данных раздражают эпилептоида по причине его слабой и неподвижной нервной системы. Так, гипертимный или истероидный партнер будут испытанием для выдержки исполнительного типа. Если эпилептоид вовремя не снимет с себя напряжение, то произойдет «взрыв» (вспышка агрессии), которая может закончится конфликтом, особенно с истероидным партнером (который любит поскандалить). Переубедить эпилептоида в чем-то трудно, поэтому поводу могут часто быть конфликты. Он сам навязывает свое мнение и приучает людей к своему порядку. Крепкие отношения у него только тогда, когда оба партнера имеют одинаковые взгляды. В другом случае конфликтов не избежать.

Исполнительный тип уверен в своих действиях и принимает решения не размышляя. Если эпилептоидный парень увидел, что обижают его девушку – он сразу же примет жесткие меры урегулирования конфликта. Исполнительный психотип – лучший «защитник», именно к нему подходит пословица, которая относится и к отношениям: «мой дом – моя крепость».

Но сам эпилептоид может обидеть свою вторую половинку. Например, жена раздражает его, загруженного после работы, рассказами о подружках и другими вещами, которыми он не хочет забивать себе мозг. Здесь произойдет вспышка агрессии, которая может перерасти в причинение физического вреда. Просто такой муж может себя не сдержать. Но это еще зависит от социального психотипа эпилептоидного мужа. Если у него мораль: «девушек обижать нельзя», то он сделает все возможное, чтобы самому погасить конфликт.

Исполнительный психотип живет по «кодексу» и то как он будет вести себя в браке/отношениях зависит от этого списка установленных правил. Поэтому если вы планируете отношения с эпилептоидом – узнайте сначала подходят ли вам его жизненные принципы, так как их будет очень сложно изменить. Но если привести достаточно лаконичные аргументы, цитировать авторитетные мысли и опираться на точку зрения большинства, то убедить его в чем-то можно.

С первых дней знакомства человеку не доверяет, поэтому чтобы заслужить его доверия в отношениях – нужно хорошо постараться. Женщина практически никогда не изменяет, это самая надежная жена и всегда помощник своему мужу. Мужчина если изменяет, то из семьи не уходит. С любовницей у него долговременные и стабильные отношения. Любовницу заводит по любви, а не просто так, и помогает ей, как может. Конечно меньше чем жене, но все-таки проявляет заботу.

Секс для него – один из способов разрядки и сексуальные отношения ограничены социальными рамками. Если что-то запрещено обществом, то вытесняет из своей психики такие желания, а если сделает, то будет себя за это осуждать и никому не признается о содеянном.

Не романтичен. Если парень делает девушке подарок, то это будет что-то типа букета цветов и шоколада, никаких вечеров на крыше с запуском китайских фонариков. Поступает как все, как заведено в обществе. Истероидное желание выделиться, попробовав что-то новое или гипертимное «сделаю ради интереса» отсутствует. В этом плане они немного скучные и не эмоциональные. Дождаться красноречивых, эмоционально описывающих свою любовь слов от чистого эпилептоида практически невозможно. Объятия после работы и создание домашнего уюта, где бы можно было бы расслабиться после рабочего дня он оценит куда больше, чем дорогой подарок. Эпилептоид злопамятен и долго помнит разные неприятные моменты. Но добро, сделанное для него так же запоминает и возвращает его.

И как итог, несколько причин, почему отношения с эпилептоидом могут быть очень хорошими: — Эпилептоид всегда держит свое слово, на него можно положиться. — За плечом эпилептоида можно чувствовать себя в безопасности. Это человек, который любит стабильность и будет сохранять ее в доме и отношениях. — Часто он домовит и умеет починить многое своими руками, поэтому в доме будет всё исправно и добротно. — Если удовлетворять его физические потребности вовремя, то пока он доволен и расслаблен по многим вопросам можно договориться о компромисе.

Узнать больше об оперативной психодиагностике, существующих психотипах, а также о том, как определять психотип человека, лучше понимать людей и выстраивать эффективную линию общения, вы сможете из материалов раздела «Охотники за поведением».

Следите за нашими новостями и специальными предложениями в нашем Телеграм-канале.

Как определить эпилептоида: эпилептоидный тип личности

Существует множество разнообразных типов личности (психологи выделяют 8 основных и 8 в n степени промежуточных). При усилении, «заострении» определенных черт личности грань между нормой и патологией может практически полностью исчезнуть. Так, человек, у которого эпилептоидный тип личности – полностью психически здоров, просто имеет свои особенности характера и поведения, а вот эпилептоидная психопатия – это уже психическое расстройство, требующее диагностики и коррекции. Отличить акцентуации характера от развивающейся психопатии достаточно сложно, особенно если сами больные категорически отказываются верить в наличие каких-либо проблем. Но при эпилептоидном расстройство личности медлить с диагностикой и лечением не стоит, так как у больного могут возникнуть не только проблемы в общении, но и приступы агрессии, во время которых он может стать опасным для окружающих.

Эпилепсия, эпилептоид и эпилептоидная психопатия

Эти 3 слова могут показаться похожими, образованы от одного корня, но имеют совсем разное значение.

Так, эпилепсия – заболевание, при котором из-за патологических очагов возбуждения в головном мозге у человека возникают судороги. Из-за недостатка кислорода могут возникнуть нарушения в работе головного мозга, а также определенный склад характера.

Эпилептоиды – здоровые люди, в характере которых преобладает мнительность, склонность к злопамятности, педантичность, дисфоричность и вспышки агрессивности. Но при этом они настойчивы, аккуратны, терпеливы и обладают массой других положительных черт. Акцентуация характера абсолютно не мешает этим людям социализироваться, общаться с окружающими или реализовывать себя. А знание психологического типа человека нужно ему чтобы лучше понять себя, а окружающим — выстроить с ним гармоничные отношения.

Эпилептоидная психопатия – это расстройство личности, при котором человек не может сдерживать свои эмоциональные переживания, проявляя агрессию по отношению к окружающим. Кроме этого их может отличать эгоцентризм, навязчивость, педантизм, раздражительность и постоянная дисфория.

Это состояние, также, как и акцентуация характера получили свое название от слова «эпилепсия», так как особенности характера эпилептоида похожи на те состояния, которые развиваются у больных эпилепсией.

Причины

Причины развития определенных черт характера до сих пор неизвестны, а вот развитие эпилептоидной психопатии, также как и других расстройств личности и поведения могут спровоцировать разные факторы. В большинстве случаев психопатологии формируются в детском возрасте, а эпилептоидную психопатию можно распознать еще у дошкольника. Реже такие нарушения возникают у взрослых или в пожилом возрасте.

  • Инфекционные заболевания, травмы головы, интоксикации – любые состояния, сопровождающиеся интоксикацией и поражением нервной системы могут быть опасны для головного мозга.
  • Наследственность – любые психические заболевания у близких родственников увеличивают риск развития психопатологий.
  • Социально-бытовые условий – неблагоприятные условия, в которых живет ребенок также могут спровоцировать развитии психопатии.

В старшем возраста психопатия может развиться из-за употребления спиртных напитков, наркотических веществ или травм головы.

Симптомы

Существуют черты характера, которые определяют эпилептоидов, а у мужчин и женщин с эпилептоидной психопатией эти же черты кажутся выраженными излишнее, так что их поведение кажется не нормальным, выбивающимся из общепринятых рамок.

  • Аффективные вспышки – один из самых характерных признаков. Приступы гнева возникают, как кажется окружающим, на ровном месте, но, на самом деле, эпилептоиды очень долго «копят» свои эмоции и «взрываются» в какой-то определенный момент. Так как большую часть времени такой человек находится в состоянии дисфории, угадать, когда и что спровоцирует очередную вспышку практически невозможно. В порыве гнева люди плохо контролируют свои эмоции, могут вести себя агрессивно и не всегда способны остановиться вовремя.
  • Дисфория – снижение настроения, тоска, злоба, повышенная чувствительность к мелким раздражениям. Большую часть времени эпилептоид находится именно в таком состоянии. Он как будто ищет (и находит) поводы, чтобы обидеться, рассердиться или расстроиться.
  • Вязкость мышления и поведения – эпилептоиду очень сложно быстро перестроиться в своем поведении или образе мыслей. Они любят порядок, склонны все «раскладывать по полочкам» и не могут быстро переключиться на другой предмет или действие.
  • Цикличность – смена настроения, периоды дисфории и агрессии постоянно сменяют друг друга. При патологии возможен даже определенный «режим», например, с утра настроение нормальное, к обеду ухудшается, а вечером – происходит взрыв.
  • Обидчивость, мнительность – такие люди все принимают на свой счет и замечают любую мелочь, если она имеет к ним отношения. Еще одна сторона такой эгоцентричности – это почти полное отсутствие эмпатии и отсутствие желания обращать внимание на чувства окружающих.
  • Педантичность – склонность к порядку и желание все расставлять по своим местам может превратиться в педантичность.

Ребенок –эпилептоид

Заметить первые черты эпилетоида можно в возрасте 2 лет и старше. Ребенок отличается упрямством, не способностью сдерживать свои желание и ожидать чего-то. Он может часами плакать, пока не получит желаемого и успокоить его очень сложно.

В дошкольном возрасте такие дети с трудом справляются со вспышками агрессии, могут проявлять жестокость по отношению к животным, другим детям или взрослым и пытаться манипулировать сверстниками.

Школьники –эпилептоиды отличаются склонностью к педантизму, вязкости мышления, не способности быстро сменить стиль поведения.

В подростковом возрасте эпилептоида отличает злобность, раздражительность, смена настроения с тоски и апатии на агрессию. А также полное отсутствие жалости и эмпатии по отношению к окружающим.

Лечение

Эпилептоидный тип характера – это особенность личности и лечить это невозможно. Если человек сам захочет избавиться от каких-то проявлений характера помочь может психотерапия, специальные методики или самоанализ.

При эпилептоидной психопатии люди редко осознают свои проблемы и хотят что-то изменить в своей жизни. При выраженных вспышках агрессии и дисфоричности помочь могут седативные препараты, антидепрессанты, корректоры поведения и другие препараты. Но принимать их можно только после обследования у специалиста, так как похожие симптомы встречаются и при других заболеваниях – эпилепсии, шизофрении или диссоциативном расстройстве.

Эпилептоидный психотип

В основе эпилептоидности лежит вязкая, энергетически ослабленная нервная система. Кору головного мозга образуют, по одним подсчетам, девять, по другим – четырнадцать миллиардов нейронов. И если повреждена кора полушарий головного мозга (например, при прохождении ребенком родовых путей), то нейроны, которые были в свое время недостаточно развиты, начинают значительно медленнее, чем их здоровые собратья, решать возложенные на них информационные задачи, снижается не только их быстродействие, снижаются и объемы памяти. Такие нейроны не способны решать сложные психические задачи, сложно мыслить, проявлять эмоции, так или иначе реализовывать речевые структуры, что особенно важно при организации лжи. В органически измененных участках коры головного мозга, включая так называемые подкорковые структуры, накапливается и застаивается возбуждение, которые происходит из-за большого потока информации. Возбуждение застаивается, и в определенных центрах коры головного мозга образуются так называемые пробки. Возбуждение растет, начинает захватывать соседние участки мозга, и если оно не находит адекватного выхода, не получает разрядки посредством мышечного или интеллектуального действия, оно перерастает в раздражение. В свою очередь, раздражение достигает своего пика, прорывает заслон самоконтроля и резко вырывается наружу вспышкой агрессии. Вспышка агрессии может быть словесной или физической.

Внешний вид. Как правило, эпилептоиды (как мужчины, так и женщины) обладают атлетической конституцией. У них в жестикуляции преобладают так называемые мужские сигналы тела. Это жесты, которые идут от плеч вперед. Отсюда и возможность доминировать, поскольку они обладают большой мышечной массой. Как я уже сказал, телосложение у эпилептоидов, как правило, атлетическое. Центром силы у них являются плечи и горло, и вот именно «оттуда» ведет коммуникацию человек эпилептоидного типа.

Эпилептоиды носят короткие прически. Мужчины могут полностью отказаться от волос, женщины не пользуются большими, пышными прическами – они им мешают, волосы попадают в глаза, что, естественно, вызывает у людей подобного типа раздражение.

Пятна на костюме, на рабочей форме, где-то еще вызывают раздражение. Поэтому во внешнем виде эпилептоид стремится к тому, чтобы все было аккуратно и комфортно. Очень важная особенность – одежда эпилептоида надевается им исходя из контекста. То есть любая его одежда предназначена для своих целей: в одной он идет на работу, в другой едет на отдых, в этой идет в ночной клуб, в этой в магазин.

Мимика. Как уже говорилось, базовая эмоция у эпилептоида – это гнев, поэтому в старости у человека этого типа проявляются вертикальные морщины в районе корня носа. Брови опускаются, губы поджимаются, поэтому мимика даже в старости может носить иронично-агрессивный характер. При наклоне головы вперед проявляется определенная наступательность. Может быть и иная ситуация – мимика носит абсолютно безэмоциональный характер, то есть лицо не меняется, поскольку, как было сказано, зачастую нервная система не воспринимает сигналы извне.

Пантомимика и жестикуляция. У эпилептоида нет надобности так жестикулировать, как истероиды, поскольку это лишнее движение. Поэтому жесты, как правило, кинестетические, в пределах тела, шаблонно отработанные или же полностью отсутствуют. Из-за того что стратегия их мышления – это приписывание окружающему миру негативных намерений, необходимо напасть на что-то, чтобы «это не напало на тебя». И поэтому жестикуляция имеет вертикальный, так называемый агрессивный характер и направлена на объект опасности.

Общие поведенческие качества. Эпилептоид, как правило, человек властный. К людям эпилептоидного типа можно отнести маршала Г. Жукова, строителя ракет С. Королева, актрису Н. Мордюкову, актера М. Ульянова. При знакомстве человек эпилептоидного типа, как правило, проявляет подозрительность, для него на первом этапе характерно прищуривание глаз. Почему? Потому что вы для него новый. В данном случае нужно понять, опасен или неопасен неизвестный человек. Эпилептоид воспринимает мир только с помощью своих органов чувств, предпочитая абсолютно четкие конкретные ощущения, из которых он выстраивает свое собственное мировоззрение. Слова Ленина: «Материя – это объективная реальность, данная нам в ощущениях» – являются девизом эпилептоида.

Это целеустремленный, волевой, деловой человек, и – самое главное – это человек практического склада ума. Он может быть хорошим предпринимателем, хорошим руководителем, который правильно, достаточно четко оценивает деловые качества людей и умеет организовать работу. Однако в отношении себя не способен выносить приказного тона. Он опирается на те цели, которые в настоящем дают адекватные, понятные для эпилептоида результаты, и идет к ним несмотря ни на что. Действует достаточно точно, прагматично, на основе простого анализа ситуации, проявляя напористость. Поддерживает порядок, дисциплину. Эпилептоид не склонен к внешним проявлениям эмоций, однако готов оказать помощь по существу, если это необходимо. Всегда берется за дело, если понимает, что в этом деле ему все понятно и он может выполнить его успешно. Эпилептоид крайне плохо разбирается в эмоциональных состояниях других людей, поскольку их система мышления – это чужая модель мира. Он воспринимает эмоциональное состояние только в том случае, если оно понятно для него. Испытывает сильные затруднения, если нужно выразить свои собственные эмоции и чувства. Ориентирован на конкретные действия.

Эпилептоид очень долго помнит обиды и, когда появляется возможность, старается не только их высказать, но и продемонстрировать. Эпилептоид не выносит сложных семейных межличностных отношений и практически слабо воспринимает любые абстрактные реальности. Достаточно часто бывает в плохом настроении. Если эпилептоид не занят деятельностью, то может начать проявлять деструктивные тенденции. Для спокойного, с точки зрения эпилептоида, существования в социуме может подавлять свое собственное «я», вводить самоограничение, вытеснять влечения, поскольку они не соответствуют морали и идеалам общества, в котором он существует. Эпилептоид является морализатором. Его деструктивная мотивация великолепно отражена у Тургенева в образе нигилиста Базарова, который заявляет о том, что «наша обязанность – разрушить, а строить будут другие». Он прекрасный наставник для молодых людей, особенно если находится в архетипе воина. Если найдутся люди, которые внедрят его грандиозные замыслы в практику, он способен стать вождем, неким гуру. Однако сильно нетерпим к критике и в некоторых ситуациях может проявлять себя как деспот.

Эпилептоид уверен в себе, он может быть предприимчивым, активным человеком, который так или иначе практически всегда стремится быть лидером в коллективе и причем не останавливается на достигнутом, старается расширить сферу своего влияния. Это достаточно настырный человек. Он стремится к прямолинейному достижению своей цели, может менять тактику борьбы. Эпилептоид – манипулятор. Он жестоко манипулирует чувствами других людей и может быстро менять симпатию на антипатию, неудержим в проявлениях своих чувств и желаний. И, как правило, руководствуется ими в повседневной жизни. Предпочитает брать от жизни все блага, особенно материальные. Может совершать импульсивные поступки в опоре на дисфорию.

Если говорить об эмоциях и чувствах, то эпилептоиды проявляют страстную любовь, щедрость, но при этом обязательно ощущают какие-то предчувствия и подозрительность. Не воспринимают модель внутреннего мира других людей, переживания окружающих, какие-то эмоциональные личностные чувства других считают проявлением неадекватности и нездоровья. Не понимает здравого смысла, разумного стиля поведения, крайне плохо отделяет главное от второстепенного, что может привести к краху его планов. Отличается большой любовью к порядку, иногда переходящей в педантизм.

Сексуальная жизнь характеризуется неудержимостью, требованием разрядки, активности при одновременном проповедовании воздержания и желании страстно-романтических отношений с несколькими партнерами.

Эпилептоиды склонны к упорным возражениям, если что-либо нарушает их картину мира, к дисфорически злобным аффектам. Вместе с тем они успешны в военном искусстве, среднем и мелком бизнесе, торговле. Великолепно работают в охране. Главный девиз жизни: здесь и сейчас, а все остальное неважно. Классическим примером эпилептоидной женщины можно назвать Маргариту Павловну Хоботову из фильма «Покровские ворота», управдома в исполнении Н. Мордюковой из фильма «Бриллиантовая рука», старуху из сказки А. Пушкина «О рыбаке и рыбке» и ряд других персонажей.

Криминальный профиль. Эпилептоид – один из самых криминальных типов. Именно им свойственны подготовленные преступления. Именно они совершают спонтанные преступления в измененном состоянии сознания – в состоянии аффекта, алкогольного опьянения. Им свойственны такие деяния, как кражи со взломами, угоны, грабежи, разбои. Именно они в измененном состоянии сознания способны совершать изнасилования, и даже в отношении лиц одного с ними пола. Говоря другим языком, эпилептоид – воин от природы. Поэтому нужно понимать его воинствующую стратегию поведения и отслеживать ее.

Как они лгут. Люди эпилептоидного типа самые простые для детекции лжи, потому что они очень плохо работают с информационными потоками. Базовое поведение, в котором они находятся, – это нейтрализация. То есть эпилептоид старается полностью себя контролировать, сам не понимая того, что этим выдает себя, причем на самом раннем этапе проведения верификационной проверки.

После этого начинается отрицание: «Это не я, я этого сделать не мог». Человек начинает демонстрировать некую модель мира. «Я не знаю, зачем вы у меня спрашиваете. Я сюда за зарплатой приехал», – говорит один из попавших в неприятную ситуацию эпилептоидов. Дальше в сценарии поведения эпилептоида всегда проявляется шаблонность действий. Он очень сильно опирается на ректильный мозг, поскольку находится в состоянии стресса.

Люди эпилептоидного типа ведут себя исходя из принципов замещения, вымещения действий на других людях. Они живут по принципу «это не я, это другие люди». Как правило, эпилептоиды очень слабо испытывают чувство вины и стыда, в связи с тем что отсутствует самокритика. Если верификатор, с которым беседует эпилептоид, оказался слабым, эпилептоид может проявить агрессивность. То есть он вымещает зло на нем, после чего может выйти из кабинета, убежать, проявить агрессию как в активной, так и в пассивной форме.

ЭПИЛЕПТОИДНЫЙ РАДИКАЛ, ИЛИ ПРАВИЛА ДРЕССИРОВКИ

Общая характеристика

Основа эпилептоидного радикала – нервная система, ослабленная так называемыми органическими изменениями.

Главной действующей единицей нервной системы является нейрон. Это наиболее сложно устроенная клетка. В неблагоприятных условиях (а такие условия создаются, например, если формирующийся плод подвергается через организм матери воздействию инфекций, токсинов – в том числе алкоголя, наркотиков; при психических и физических травмах матери или ребенка – во время беременности или родов и т.д.) нейроны существенно изменяются (порядок частей предложения). Они повреждаются и вос­становлению в прежнем виде не подлежат. Это и есть органические (то есть необратимые) изменения.

Представьте себе, что в вашем персональном ком­пьютере процессор, скажем, Pentium 4, заменен на 386-й. Нечто подобное происходит и с пострадавшими нейронами. Они начинают значитель­но медленнее, чем неповрежденные, ре­шать возложенные на них информационные задачи.

В нервной системе, прежде всего в головном мозге, эпилептоида складывается следующая модель. В подпорченных органическими изменениями участ­ках коры головного мозга накапливается, застаивается возбуждение. Так в узких местах дороги скапливаются автомобили, обра­зуя пробки. Возбуждение растет, захватывает соседние участки мозга и, не находя выхода, раз­рядки посредством мышечного или интеллектуального действия, перерастает в раздражение. В свою очередь, раздражение, достигая пика, прорывает заслону самоконтроля, резко вырывается наружу, проявляясь вспышкой физической или словесной агрессии.

Эта последовательность состояний — за­стой возбуждения – раздражение – агрессия — не зависит от воли и желания человека, наделенного эпилептоидным радикалом. Она практически не зависит и от внешних обстоятельств, поскольку предо­пределена особенностями нервной системы.

Немотивированные вспышки агрессии, управлять которыми эпилептоид не в состоянии, чем-то напоминают столь же немотивированные приступы мышечных су­дорог у больных эпилепсией, — отсюда и сходство в на­званиях.

Но не одними «вспышками» жив эпилептоид. Посто­янно присутствующее в его нервной системе напряже­ние рождает чувство тревоги.

Тревога – это переживание надвигающейся опасности. Чего боится эпилептоид? Ничего конкретно. Просто тревога – неизменная спутница слабости, а его нервная система ослаблена. Существуют разные степени тревоги: волнение – беспокойство – собственно тревога – страх – ужас – панический ужас.

Следует заметить, что, выдержав испытание естест­венным отбором, в качестве эффективных механиз­мов выживания закрепились три основ­ные формы реакции животного на опасность: так называемая мнимая смерть, бегство и агрессия.

Агрессия, стремление подавить врага, напасть на него первым, лишить его способности сопротив­ляться, подчинить себе и, таким образом, взять под контроль ситуацию – основная тенденция в поведении эпилептоида.

Легко себе представить, уважаемые читатели, какой взгляд на мир, на окружа­ющих людей формируется у эпилептоида, постоянным фоном настроения которого становится тревога, раз­дражение, злоба, агрессия. Чувство глубокой неприязни к людям пропитывает всю его жизненную философию, предопределяет выбор профессии и т.д.

Но не спешите за­писывать эпилептоидный радикал в социально вред­ные и опасные. Жизнь, как известно, устроена так, что объективно полезные и для общества и для конкрет­ного человека поступки часто совершаются отнюдь не из любви к ближнему, а благие намерения ведут. сами знаете, куда.

Если истероидный радикал, как вы узнали из предыдущей статьи, не накладывает отпе­чатка на телосложение его обладателя, то в случае с эпилептоидами дело обстоит иначе.

Телосложение эпилептоида обладает рядом специфических черт – такое телосложение знаменитый немецкий психиатр Кречмер назвал атлетико-диспластическим. Это относительно боль­шая мышечная масса, крепкий костяк, массивный торс, короткая шея. Словом, «неладно скроен, но креп­ко сшит». По наблюдениям автора, развитая от природы мускулатура, вне зависимости от того, пропорцио­нально она распределена по телу или не очень, практически всегда указывает на наличие в характере эпилептоидного радикала. Телосложение эпилептоидов-женщин напоминает мужское: крутые плечи, относительно узкие бедра, мышцы…

У всех ли обладателей эпилептоидного ра­дикала присутствуют названные выше особенности телосложения? Ответ: не всегда, но как правило. Скажем так: если у человека есть признаки атлетико-диспластического телосложения, то в его характере обязательно присутствуют качества эпилептоидного радикала. Но если указанных признаков не наблюдается, это еще не означает, что человек не может быть эпилептоидом.

Функциональность — это характерное свойство эпилептоидов, в котором выражается их неистребимое стремление к порядку, везде и во всем. Одежда, считают они, должна обяза­тельно соответствовать ситуации. Для работы существует рабо­чая одежда, для праздника – праздничная (к слову, эпилептоид – ред­кий участник увеселительных мероприятий). Эпилептоиды терпеть не могут людей, которые не разделяют этой точки зрения.

В свою очередь, рабочая одежда классифицируется ими по видам деятельности: для офиса, для производ­ства, для уборки помещений и т.п. По этому принципу формируется эпилептоидный гардероб. Иными словами, эпилептоид не столько оде­вается, сколько подбирает подходящую экипировку.

Эпилептоидам чужды украшения, прочие аксессуа­ры. Они предпочитают одежду укороченную, незамысловатого кроя, без излишеств, без претен­зии на оригинальность. Их любимые стили — рабочий и спортивный. Эстеты – обладатели эмотивного радикала считают вкус эпилептоидов грубым, а их представление о красоте – примитивным. Женщины-эпилептоиды охотно носят одежду муж­ского типа, и она на них неплохо смотрится.

Опрятный, чистый, отутюженный – эти определе­ния также из поведенческого арсенала эпи­лептоидов. В оформлении внешности этот радикал, помимо функциональности, проявляется аккуратнос­тью и чистоплотностью.

Одежда эпилептоида всегда в полном порядке. Он не допустит прорех, оторванных пуговиц, пятен. Если прореха все же образовалась – она тут же будет аккуратно, незаметно для постороннего глаза заштопана. Если пуговица, не дай Бог, оторвалась – она будет незамед­лительно пришита на место, и не первыми попавши­мися под руку, а подходящими нитками.

Эпилептоиды стирают одежду с энергией и азартом енота-«полоскуна». Никто лучше эпилепетоидов не разбирается в марках стиральных порошков и моющих средств.

В завершение отметим, что эпилептоиды постоянно рвутся стричь все и вся – волосы, ногти, траву, вековые деревья… Поэтому характерными для эпилептоидов являются короткие стрижки, они не терпят бород, усов, удлиненные ногти их раздра­жают.

Для эпилепто­идов очень важно наведение порядка и чисто­ты. В их пространстве нет бесполезных вещей. Каждый предмет либо уже используется, либо тщательно под­готовлен к использованию. Причем, обратите внима­ние, используется точно по назначению. Эпилептоид не станет, к примеру, измерять диаметр отверстия линейкой или забивать гвоздь плоскогубцами…

Запустите эпилептоида в помещение, захламленное, запущенное до крайности (забе­гая вперед, скажем – шизоид постарался), и вскоре вы его не узнаете. Все будет вымыто с мылом, вычищено, аккуратно разложено по полочкам, отполировано и натерто до блеска.

Все вещи до единой будут расклассифицированы и размещены рядом с себе подобными: книги – к книгам, посуда – к посуде, платье – к платью, инструменты – к инструментам… Следу­ющим шагом эпилептоида станет разделение получив­шихся групп предметов на подгруппы. Затем эти подгруппы будут разбиты им на еще бо­лее мелкие, и так до тех пор, пока буквально каждый винтик и шпунтик не обретут своего законного места.

На рабочем месте эпилептоида в офисе всегда есть полный набор канцелярских принадлежностей, и все они находятся в состоянии полной боеготовности. Различные маркеры, ластики разной мягкости, остро отточенные карандаши, ручки, которые прекрасно пишут… Обязательный атрибут эпилепто­ида – обожаемая им картотека. Загляните в его ПК – и там вы обнаружите исключительный порядок: четко орга­низованное дерево файлов, стройные шеренги ярлы­ков, продуманные, чтобы быть понятными сразу, названия и т.п., благодаря чему любая ин­формация извлекается за считанные минуты. Все это для того, чтобы замедленность психических процессов компенсировать рациональностью технологий обработки информации.

Впрочем, о чем это мы? Загляните, откройте. Ну-ну. Так эпилептоид и позволит вторгнуться в его кабинет, шарить в его компьютере, рыться в его сейфе. Горе тому, кто осмелится покуситься на его личное прост­ранство, на сферу его компетенции! Война неизбежна!

Как вы помните, определяемый эпилептоидным радикалом стиль поведения — это стремление активно подавить источник потенциальной угрозы, взять под тотальный контроль все окружающее пространство, всех, кто в нем находится, и тем самым избавить себя от тягостного переживания тревоги.

Таким образом, наведение эпилептоидом формального порядка есть ни что иное, как средство подавления других людей, желание лишить их самостоятельности, возможности действовать по своему усмотрению.

Вглядитесь пристальнее, и вы увидите, что разве­шенные, разложенные, расставленные строго по местам чашки, плошки, поварешки, ножи и вилки, утюги и сковородки – это овеществленный приказ. «Не сметь ничего трогать без разрешения! Вымыть руки перед едой! Переодеться! Переобуться! Я навел здесь порядок, и тот, кто нарушит его – будет безжалостно наказан!» – говорит эпилептоид, оформляя пространство по-своему.

Если вам случится прийти в дом, где вас поразит стерильная чи­стота, где вас усадят за стол, покрытый белоснежной скатертью, с расставленными хрусткими крахмальными салфетками, скрипящими тарелками и сияющими бокалами, где, едва вы возьмете с тарелки последний кусок, вам тут же заменят ее на свежую, настоятельно советуем: долго в гостях не засиживайтесь. Поскольку вы мгновенно уроните себя в глазах принимающей стороны – в одночасье! – если вы уроните на скатерть каплю с неаккуратно подносимой ко рту ложки. Эпилептоидов выводят из себя неаккуратные люди, а чтобы соответствовать их представлениям об аккуратности, надо самому быть эпи­лептоидом.

Кроме порядка, эпилептоиды привносят в свой быт пристрастие к ремесленническому труду, что также отражается на предметной стороне их среды обита­ния. Среди их любимых вещей особое место занимают всевозможные пилочки, сверлышки, отверточки, прочий инструмент, позволяю­щий выполнять работу тонкую, требующую пристального внимания к мелким, хрупким деталям, точных, неторопливых движений. «Штихель штихелю – рознь, – охотно поучают они. – Поспешишь – людей насмешишь».

В отношении мимики и жестикуляции эпилептоидов следует отметить, что, как правило, такие люди медлительны и сдержанны в движениях.

Сказывается их постоянный внутренний самоконтроль. Крупные мимические мышцы редко задействованы. Широкоразмашистые, с большой амплитудой жесты для них нехарактерны. Мы не увидим эпилептоида по­катывающимся от хохота, ликующим или посыпающим голову пеплом.

Особенности поведения

Зоологи знают, как организована стая, например, волков или гиеновых собак. Самый главный в стае – вожак или, как его еще называют, «альфа-особь». Он для всех – абсолютный, безусловный авторитет. Мощный, уверенный в себе. Его позиция – закон для остальных. Нарушители этого закона жестоко карают­ся.

Близкое окружение вожака составляют несколько так называемых «бета-особей». Это сильные, агрессивные взрослые животные, которым вожак делегирует часть своих властных полномочий, они – его опора во взаимоотноше­ниях с другими членами стаи. Вместе с тем, от них же исходит и основная угроза «альфа-особи». Время от времени эти красавцы нападают на вожака, и плохи его де­ла, если он не сумеет отбить это нападение.

Ниже в иерархии стоят «гамма-особи» и т.д., вплоть до «омеги» – самого жалкого, бесправного, забитого су­щества в стае, которым она готова пожертвовать в лю­бой момент. Такого рода организация имеет глубокий приспособительный смысл. Она обеспечивает стае, а через нее – всей популяции, всему виду, выживание.

Так вот эпилептоид ведет себя в обществе, в группе лю­дей, как животное в стае. Оказавшись в новом для се­бя социальном окружении, он начинает «прощупы­вать» каждого, испытывать на прочность, выясняя, на какое место во внутригрупповой иерархии он сам мо­жет претендовать. При этом он классифици­рует людей. Он делит всех на «сильных» – тех, кто не позволил ему помыкать собой, отбил его экспансивные притязания на чужую территорию (в широком поведенческом смысле), и на «слабых» – тех, кто уступил, поддался, струсил, спасо­вал перед ним.

Чем ниже социокультурный уровень группы, тем больше эпилептоидное поведение напоминает анало­гичное поведение животных. Скажем, в местах заклю­чения, где царствует «беспредел», соперничество за место в иерархии часто приобретает форму драки – злобной, звериной, без правил и пощады.

В цивилизованном обществе эпилептоидные провокации выглядят внешне куда более безобидно. Все начинается, как правило, с попыток нарушить суверенитет другого че­ловека (например, сослуживца), вторгнуться в его ин­дивидуальное пространство – физическое и психологическое. Это делается осторожно, поэтапно.

Представьте себе, что к вашему рабочему столу под­ходит некий сотрудник и, как бы между делом, берет (без спроса!) ваш карандаш, ручку или журнал, который вы вознамерились полистать – не важно. Вы, дума­ете, что он таким способом выказывает вам свое рас­положение, симпатию? Нет. Прочь иллюзии! Он, что­б вы знали, завладевает не карандашом, а вашим правом использовать этот карандаш по своему усмот­рению. Уступите, промолчите – завтра, придя на рабо­ту, вы застанете его уже сидящим в вашем кресле. Ждите тогда, переминаясь с ноги на ногу, когда он соиз­волит подпустить вас к вашему же столу. Но знайте: если вы не отобьете его атаку и на этот раз, то, в следу­ющий раз он, не вставая с места, попросит вас сбегать за пивом.

Подобные провокации эпилептоид проделает – во всяком случае, попытается проделать – и с остальны­ми сотрудниками или близкими. В конце концов в его психическом пространстве будет вы­строена искомая иерархия от самого сильного (наверху) до самого слабого (внизу). Эпилептоид завершит свою классификацию членов группы, каждому «навесит бирку». И в дальнейшем все попытки на­рушить, пересмотреть это локальное мироустройство будут им безжалостно пресекаться.

Тех, кто слабее (в его представлении), эпилептоид будет стремиться объединить и возглавить. В этой со­здаваемой подгруппе он будет чувствовать себя вожа­ком. Он потребует от «подданных» полного подчине­ния, лишит их самостоятельности, но, вместе с тем, станет их самоотверженно защищать от нападок враждебных внешних сил. Не из любви к ближнему бу­дет он это делать, а из ненависти к сопернику, посяг­нувшему на его – эпилептоида – сферу компетенции. По отношению к членам «своей стаи» эпилептоиды авто­ритарны, деспотичны, требовательны, придирчивы и в то же время покровительственны.

Из сказанного однако не следует, что эпилептоид – хороший руководитель, полноценный лидер. Ему недостает самого главного – целеустремленности. В его поведенческом сценарии после слов «навести порядок, построить всех по ранжиру, наладить дисцип­лину» стоит жирная точка. Дальше сценарий не про­писан. Что, собственно, делать с этой вышколенной им командой, на достижение какого результата ее на­править – он не знает.

Как у истероида хватает сил лишь на то, чтобы обу­строить яркий, иллюзорный фасад собст­венной личности, так эпилептоид не способен продвинуться дальше наведения внешнего, формального по­рядка. Содержательная сторона жизни и ее реальное преобразование остаются за рамками возможностей и того, и другого. Выше головы не прыгнешь.

Эпилептоиды чаще мрачноваты, несловоохотливы. По-настоящему они раскрываются в ситуациях, насыщенных агрессией, угрозой для жизни и здоровья (силовое противоборство, экстремальный спорт, сражение). Создается впечатление, что именно тогда они живут по-настоящему, в полную силу.

Их тугоподвижная, «забитая» органически измененными нейронами, как сточная труба отходами, нервная система получает наконец адекватные раздражители. Ее «пробивает». Эпилептоид, летящий в затяжном прыжке вниз головой в бездонную пропасть, испытывает настоящую радость жизни. Смелое, с рис­ком для собственной жизни поведение дает эпилептоидам сладостную возможность пережить эмоциональ­ный подъем. Именно поэтому к свойствам эпилептоидного радикала относятся также смелость, решительность (не столько в соци­альном, сколько в физическом смысле).

Эпилептоиды крайне внимательны к мелочам, к деталям. Это свойство делает их прекрасными ремес­ленниками, но несносными собеседниками.

Без мелочной тщательности, погружения во все без исключения технологические подробности невозмож­но сделать по-настоящему хорошую вещь. Но в обще­нии с людьми эпилептоидное застревание на третье- и десятистепен­ных по значимости деталях, настойчивость в соблюдении формальностей и т.п. нередко мешает, приводя к поте­ре времени без приобретения качества. Это свойство эпилептоидов на бытовом языке принято именовать занудливостью.

Широко известно эпилептоидное ханжество. Обус­ловленные их глубинной мизантропией подозритель­ность, недоверчивость, склонность во всем (даже в самых возвышенных поступках) видеть корысть, не­верие в человеческую порядочность, с одной сторо­ны, полностью девальвируют в их глазах понятия нравственности, морали, а с другой – развязывают им руки в плане использования моральных норм для уст­рашения окружающих… Эпилептоиды любят и порождать, и выслушивать сплетни, не гнушаются и клеветой.

К качествам эпилептоидов, связанным с накопле­нием и застоем возбуждения в их нервной системе, относятся также азарт­ность, склонность к запойному пьянству и к садома­зохизму в сексуальных отношениях.

Эпилептоиды хорошо справляются с ру­тинной, неспешной работой, требующей аккуратно­сти и точности, внимания к мелким деталям: они замечательные часовщики, токари, слесари, парикмахеры, краснодеревщики и ювелиры (если в ха­рактере присутствует еще и эмотивный радикал), хи­рурги, технологи вообще, мастера-ремесленники.

«Как? Хирурги – эпилептоиды? – спрашиваете вы. – А как же любовь врача к людям?» Хорошие хирурги, как правило, наделены выраженным эпилептоидным радикалом. Они придирчивы и требовательны к своим помощни­кам, грубоваты, резки во взаимоотношениях, не любят «пускать слюни», избегают подолгу беседовать с больными. Зато они точны в движениях, чистоплотны и уж наверняка не забудут свой инструмент в теле па­циента. Кстати, хорошие медицинские сестры, нянеч­ки – тоже эпилептоиды.

Никто так аккуратно ни сделает укол, ни пересте­лит вовремя постель, ни даст нужное (а не первое по­павшееся) лекарство, ни наладит капельницу, ни уберет в палате, как эпилептоид. У него все на­готове, все в рабочем состоянии.

Заметьте, все это он сделает не из милосердия, а из… брезгливости к нечистоте, к недис­циплинированности. Кроме того, эпилептоид, беря под свою опеку существо очевидно слабое, неспособ­ное конкурировать с ним за место под солнцем, ин­стинктивно начинает защищать его…

Эпилептоиды – воины, бесстрашные и самоотверженные. Но не спешите заглядывать к ним в душу, когда они выходят на тропу войны. Не инфантильный восторг прекраснодушного патриота найдете вы там, а мрач­ную темную злобу, ненависть ко всему живому, и прежде всего — к агрессору, покусившемуся на святое – на собственность эпилептоида.

Эпилептоиды – контролеры. Их хлебом ни корми, лишай премии, а они будут стоять сте­ной на пути нарушителей установленного порядка и правил, с особым удовольствием классифицируя этих самых нарушителей на «злостных» и «не злостных». Лучшие вахтеры, налоговые инспекторы, таможен­ные досмотрщики и т.п. всех времен и народов – эпи­лептоиды.

Вот она – диалектика. Получается, что для человеческого общества защита и подспорье во многих полезных делах, подчас – самое спасение, исходит от человеконенавистников.

Что нельзя поручать эпилептоидам? Эпилептоиду, с его подозрительностью и жестокос­тью, грубостью и придирчивостью, нельзя полностью доверять решение задач воспитания, обучения, управ­ления. Если эпилептоида не остановить, он просто задушит общество, группу, подчиненного своим сугубо формальным порядком. Заду­шит свободу во всех ее проявлениях, задушит дело. Он не воспитатель, он — дрессировщик.

В определенном смысле дрессировка как функция присутствует во всех вышеперечисленных сферах деятельнос­ти. Следовательно, эпилептоидность как тенденция в характере учителя, управленца – вещь необходимая. Но она не должна доминировать. Иначе все будут петь жалобными голосами: «Да здравствует наш Карабас удалой! Как славно нам жить под его бородой. Ведь он никакой не мучитель. Он про­сто наш добрый учитель». При этом все будут затрав­лены, запуганы, будут лишь дружно маршировать и четко выполнять команды, а дело встанет.

Не следует также поручать эпилептоиду поздравления с праздниками и юбилеями. Даже находясь в относительно миролюбивом настроении, он натворит бед. Желая обрадовать, развеселить – напугает, доведет до слез. Желая похвалить – оскорбит. Начав за здравие, непременно кончит за упокой. Что уж говорить о ситуации, когда в нем зреет раздражение, и он, по своему обыкновению, становится нарочито, прицельно грубым и бестактным.

Особенности построения коммуникации

Как правильно вести себя с эпилептоидом? Очень просто. С самого начала постарайтесь не дать ему сесть себе на шею. Не воспринимайте его попытки влезть с нога­ми в ваше индивидуальное пространство как знак рас­положения, доброжелательного внимания.

Покажите ему, что вы разгадали его намере­ния. Сумейте отстоять ваше право распоряжаться сво­ими личными вещами, управлять своими поступками, мыслить, высказываться и действовать так, как вы хо­тите, как вы (а не он!) считаете нужным. Приучите его давать вам советы только тогда, когда вы его об этом попросили. Не принимайте от него подарков, которые явно покушаются на вашу самостоятель­ность: дорогих украшений, предметов одежды, биле­тов, путевок.

Существует золотое правило: чем раньше вы начнете оказывать сопро­тивление эпилептоиду, тем психологически легче вам будет это делать. И тем проще (без ссор, без изнуряю­щего агрессивного противостояния) вам будет получить в его классификации желаемую позицию – «сильный».

А что же делать, если эпилептоид уже давно сидит на вашей шее? Или если он – ваш начальник? Понятно, что попытки жестко противостоять давлению в этом случае обойдутся слишком дорого. Эпилептоид не до­пустит «бунта на корабле».

Остается единственная возможность. Эпилептоидам по сердцу их собствен­ный стиль поведения. Поэтому, если не получается на равных бороться с ними за лидирующее место в груп­пе, «в стае», заставьте себя. стать аккуратным. Для начала приучите себя не опаздывать на работу. Наве­дите порядок вокруг себя – в своем гардеробе, на рабо­чем месте, на кухне. Сложно? Понимаю, что сложно. Но напрягите для этого всю заложенную в вас эпилептоидность. И вам воздастся. Эпилептоид, возможно, впервые за годы совместной жизни (работы), почувст­вует в вас нечто, с его точки зрения, человеческое, до­стойное. Он непременно зачтет вам «в плюс» подоб­ные усилия. После этого можете смело заявлять свои претензии на завоеванное таким способом простран­ство, а затем – и на связанную с ним функцию (а это уже управление, власть).

Да, он командует фронтом, но домашними тапочка­ми, своими и его, будете отныне командовать вы. И пусть он только попробует бросить их где попало. Так, шаг за шагом устанавливая вначале формальный по­рядок, а затем и правила поведения, можно подвинуть любого, самого грозного и неприступного начальника.

Если этот, относительно простой, «недорогой» с точ­ки зрения энергозатрат, способ поведения вам не под силу, что ж, тогда займите в иерархии эпилептоида то место, какое сможете. Смиритесь с его деспотичностью, грубостью. Поймите, что по-другому общаться он не может. В награду вам достанется его защита. Буде­те за ним, как за каменной стеной.

В следующем номере мы поговорим о параноидах.

врач-психиатр, психолог, генеральный директор ООО «Линтер»